ekishev_yuri (ekishev_yuri) wrote in history_ru,
ekishev_yuri
ekishev_yuri
history_ru

Ю.Екишев. Русский порядок: от регионов – к центру

штурмновости
Ю.Екишев
Русский порядок: от регионов – к центру


Не все перемены в нашей стране происходили исключительно из центра, из столиц. Напомним классический пример ополчения 1612 года. Яркий пример столкновения методов распространения изменений структур управления и общественной организации последних времен являют собой, конечно и нынешняя Украина, и Новороссия. Где сошлись как минимум два вида перемен – одна волна последовала за майданом, вторая же, как отраженная волновая реакция – из регионов.
Первое, подпитанное извне материально, кадрово, долгим подготовительным периодом многих структур, в том числе спецслужб совместно с ЦРУ, Моссад и Хабадом – изначально преследовало цели, не совпадающие с лозунгами используемых в виде «торпед» майданщиков. В частности, вместо «долой олигархов» – получили на шею тот же состав, только кнут стал гораздо жестче. Олигархи свое не потеряли, наоборот приумножили. Вот народ Украины потерял очень многое…
Второе же, вылившееся в новоросскую действительность – опиралось на так и не проясненную идею «русской весны». Которую в итоге во многом удалось поставить под свой контроль тем же олигархическим кланам, только в виде измененном, подстроенном под местные реалии. Люди, пошедшие вперед за лозунгами «весны», превратились по результатам, неявно конечно, в ЧВК олигархов, исполняющих их стратегические цели. Ситуация со взятием Мариуполя, естественного развития наступления – показала это. Не надо было это Ахметову, нужен был ему «чистый» порт, чтоб торговать с Европой с «территории Украины» – наступление остановилось на полпути, когда город уже был практически взят под контроль.
Эта организационная неразбериха – следствие не раскрытых до предельной ясности целей действующих лиц. С какой стати нужно было поднимать только оружие, не ставя вопросов организации общества? Это было выгодно тем, кто в итоге получил прибыль от гибнущих славян. И выгодно Кремлю, через спецслужбы сплавившему в эту мясорубку наиболее активных – причем не важно на какую сторону: агитировали поехать всех, кто представлял региональную опасность (через списки наиболее активных, состоявших «на карандаше» местных отделений спецслужб) – на обе стороны!
Таким образом Кремль решал свои задачи, вовсе не совпадающие с нуждами русского народа. Регионы стали «спокойнее», поскольку многие бузотеры просто «утилизированы» под песенки о патриотизме. Что при кризисе является очень важным свойством.

Мы уже установили ранее, что есть две крайности в видах систем управления. Система согласования, единства, русского синергического действия. И противостоящая – система манипуляции. Манипуляция, чем искуснее, тем более скрывает истинные цели управления, имея вид «ласкового зла». Она превращает все, к чему касается – в разделенные структуры. Живой государственный организм политическая манипуляция способна превратить в бездушную фирму, а впоследствии и в обанкротившийся политический труп. Что мы сегодня и наблюдаем. Она не имеет внутренних источников энергии, покрывающих затраты на ее действие – и потому постоянно нуждается во внешних источниках.
Контроль действий в режиме манипулирования происходит путем трех составляющих: страха, соблазна и денег (сопровождаемых бесконечным потоком агрессивной тотальной лжи и лукавства). Только это позволяет мотивировать людей поступать против их воли и «управлять процессом», во главе которого стоят истинные, неявные цели манипулятора.
При ослаблении этого контроля личность, объект манипуляции – может заняться чем-то своим, или стать бездеятельным, в состоянии «оно тебе надо»? В то время как согласование подразумевает исключительно возрастающую роль внутренних сил, концентрации, аккумуляции, мобилизации, устранения внутренних причин трат социальной энергии.
Поэтому, как ни старается путинский режим обещать закрыть границы, «улучшить жизнь» – он никогда не сможет этого сделать. Более того – «стабильность» системы манипуляции зависит не столько от того – сколько еще они могут выжать, а от того – насколько они смогут погасить энергию внутренней мотивации народа, не подконтрольного их системе.
В данном случае удержать власть они смогут не настолько, насколько разбогатели, а настолько, насколько справились с неконтролируемой социальной энергией народа, поскольку первое делает их лишь «чуть беднее», в то время как второе – лишает их всего.
В этом отношении им, конечно, постоянно нужен источник напряженности, где «исчезали» бы наиболее пассионарные силы общества. Сербия, Новороссия, Чечня, Дагестан, Сирия, «кавказский буфер» для молодежи… Если не будет хватать этих центров – может вспыхнуть еще какой-нибудь «регион» или отвлекающий «вопрос» (например, «мигрантско-исламский»), и вовсе не по своей воле. Просто некуда будет девать излишки неконтролируемой активной массы людей. Если не будут справляться уфсиновские лагеря, этнокриминальные наркоторговцы смертью или некие «внешние враги» – тогда война неизбежна.
Контроль за состоянием населения для них гораздо важнее, чем все остальное.
В пределе – им необходима смена населения на тех, кто не имеет никаких корней, обрезанных… В первую очередь эти видно в столице, где русского населения уже – лишь около 30%, из них коренного – и того меньше, причем уже преклонного, пожилого возраста, не способного к активным организованным действиям. Осталось добить регионы…
В этой перспективе возрастает для русского народа задача первоочередности смены этой раковой опухоли на присущую для Руси систему управления путем согласования, как единственно возможной, для управления обществом с помощью опоры на исключительно внутренние источники социальной энергии. Питирим Сорокин придавал ведущее значение бескорыстным (альтруистическим) отношениям, как единственному внутреннему, практически неисчерпаемому источнику социальной энергии.
При этом бескорыстие подразумевает отношения, основанные на этических нормах правды, социально-бытового союза справедливости, исключающего манипулятивные количественно-материальные договорные оценки, в рамках государственной жизни реализующиеся как неисполнимые ширмы «конституций» и далее «законов» и корпоративных «распорядков», закрепляющих разделение общества и неприкосновенность чьей-то «собственности»…
Бездействие в отсутствие возможности реализации правды – вот пока что состояние русского человека, оказавшегося в агрессивной среде лжи и лукавого менеджмента, проникшего всюду – на работе, дома, в церкви…
Истинность действий же, наоборот, приводит русского человека в состояние преодоления материальных пределов, позволяя реализоваться всей гамме внутренних сил, от продолжения рода (геноса) до высшей жертвенной мотивации (тимоса), реализованных не единично, а как общее, изначально народное свойство.
Но для того, чтоб все это стало возможным – необходим первоначальный толчок (инициация). Где и как он может произойти?


Мы идем к вам

Сегодня не только столица, но и ни один регион не имеют достаточных общественно-организационных ресурсов для смены режима манипулирования на естественную для нас государственность, на Русский порядок.
Оглянувшись, вы можете сами оценить реальность перемен в вашем регионе по определенным пяти параметрам, ресурсным и организационным:
Три вида ресурсов – материальные (запасы на месте), человеческие (организационно-мобилизационные и хозяйственные возможности), временные (насколько близко центры реагирования). При более детальном рассмотрении можно добавить оценку квалификационных, административных, технических ресурсов, гендерный баланс и пр.

Первый ресурс, материальный – наиболее очевидный. Предположим, что где-то народ все же не сможет выносить гнет кремлевского режима, и потребует перемен в стране. То есть где-то произойдет социальное «землетрясение», в силу сочетания некоторых из семи факторов, приводимых социологией, как основных причин падений режимов и возникновения неконтролируемых народных масс: кризис, война, смерть, техногенные катастрофы, климатические катаклизмы, внутрикремлевские разборки, внешнее агрессивное давление. Единственный фактор, при этом, зависящий от народа, его наиболее пассионарного слоя – организационный, степень готовности к переменам.
Только такой толчок дает возможность (называемую точкой бифуркации, являющуюся кратким периодом, когда происходят кардинальные изменения) – пойти по пути восстановления востребованной формы русской государственности, Русского порядка. У этого направления – на самый первый момент – пока что нет союзников, готовых предоставить ресурсы для перемен. И потому фактически начало изменений – зависит от того, насколько те, кто начнет перемены, смогут сконцентрировать внутренние ресурсы в своем регионе.
Материальными ресурсами являются:
– земля, которая сразу должна быть переведена под хозяйственную руку необходимо устанавливаемого общинно-государственного строя;
– хозяйственные предприятия, которые с первых минут введения Русского порядка должны быть поставлены в полную ясность в отношении собственности и партнерства с новой государственностью, исключающей влияние олигархата;
– предприятия и учреждения государственного назначения: связь, транспорт, гражданские и военные институты и т.д. – которые распределяются по подчиненности соответствующих вертикалей Русского порядка (см. «Краткая система Русского порядка»: http://shturmnews.info/node/29831);
– склады и прочие запасы (продовольствия и проч.) – то же самое, немедленно берутся на учет ведомствами Русского порядка;
– финансовые учреждения, переходят в ведение соответствующей вертикали Русского порядка, реализуя принципы исключения вывоза капитала вовне и капитализации нетрудовых доходов внутри области Русской государственности; и т.д.

Еще раз напомним, в самом начале изменений, пока весь народ не увидит происходящих перемен – притока извне чего бы то ни было, «военторга» и прочего – не предвидится. Перефразируя известное изречение, можно сказать, что «у Руси – нет союзников, кроме народа Русского, земли нашей и нашего образа жизни». И рассчитывать, следовательно, новым Мининым и Пожарским в своем регионе, и тем, кто в других регионах соберется их поддержать – придется первоначально только на то, что есть в их областях.
Далее, при становлении Русского порядка, возникновении народного движения в поддержку – возникает естественный режим русской взаимопомощи. И чем четче будут проведены первоначальные перемены, тем легче и ближе будет этот второй этап.

Второй ресурс, человеческий – не менее важный. Это ресурс с одной стороны мобилизационный, без чего невозможно представить себе быстрое развитие Русского порядка на всю территорию Руси. Оцените свою область хотя бы с минимальными прикидками: когда грянет кризис и в условиях хаоса, чтоб навести порядок, неизбежно придется рассчитывать на мобилизацию, полную или частичную. От 5 до 10 процентов взрослого мужского населения способно будет хоть к каким-то действиям. С другой стороны – это ресурс хозяйственный. На одного идущего вперед – плечом его подпирать должны десять, а то и двенадцать…
Оцените психотип окружающих. В сложные времена те, кто много кричат – имеют привычку прятаться от ответственности. Лишь те, кто при смене обстановки – будет готов пойти за рамки своих узких интересов, даже при нынешнем общем молчании – вот реальный ресурс. Но без мобилизации, с помощью одной только пропаганды – на принципе «добровольцы, шаг вперед» – ничего не сделаешь. Эти ошибки были характерны и для революционных перемен начала 20 века, и для тех, кто в 90-е пытался сопротивляться либеральным ельцинско-чубайсовским переменам. Осознать необходимость и качество перемен большинство сможет только будучи включено в действия реализации Русского порядка.

Третий ресурс, временной – большинство, к сожалению, поверхностно судя о сути государственного устроения, даже понятия не имеет, что время – является одним из важнейших ресурсов при изменениях. Стоит напомнить выражение А.В.Суворова: «На войне деньги дороги, люди еще дороже, а время дороже всего» – как раз с удивительной точностью характеризующее описываемое нами положение. Временем измеряется запас «золотого периода», когда новейшие Минин и Пожарский, скажем, уже подняли знамя сопротивления и немедленно приступили к формированию необходимых структур Русского порядка, а система  – еще не отреагировала. Это время, когда система манипуляции Кремля только начнет получать информацию о происходящем и «оценивать риски» – решать, как распорядиться своими силами, что применить для подавления. Безусловно, чем ближе к Москве, тем этот ресурс меньше. В самой Москве – и Кантемировская дивизия, и Софринская бригада, как минимум – имеют цели скорейшего реагирования именно на такие народные события. Плюс сконцентрированные силовики и спецслужбы, и их внедренные агенты влияния – постараются направить самое минимальное возмущение вовсе не на смену режима, а в любой объект, будь то овощебаза в Бирюлево или памятник Дзержинскому. Их логика – только не на Кремль! Только не на смену власти!
Кстати, такую же роль ранней профилактики изменений играют практически все подконтрольные военно-патриотические и ветеранские организации, чьи руководители никогда не будут ставить реальной задачи смены режима, не говоря уж о партиях, всячески прибегающих к жонглированию словами и манипуляциям. Что, дескать, «Путин уже одумался, он стал патриотом» и проч. То есть будут вести людей в сторону от Кремля, от решения основной проблемы нашего народа.
Потому надо четко понимать, что расстоянием от столицы измеряется временной ресурс быстрого реагирования режима на народное возмущение. Это время – некоторая фора тех, кто будет во главе этого возмущения. И тратить его на потерю энергии на совещания – «а что делать?» или на игры мускулами в виде «учреждения республик», и дележку кресел – уже преступление. Потому что эти вопросы нужно было уяснить сейчас, получая навык русской государственности. Проясняя – что есть Русский порядок, какие социально-бытовые отношения надо восстанавливать немедленно, как основные (и от чего на их фоне придется немедленно избавляться). И какие вертикали и полномочия ответственностей составляют основу Русской государственности, базирующейся на цивилизационных свойствах русского народа (см. труды по Русскому порядку: http://shturmnews.info/statyi)
Потеря времени при этих событиях – невосполнима ничем, ни людскими, ни материальными ресурсами, ни блестящими оперативными решениями, ни личным героизмом и мужеством.
В нынешней ситуации можно сказать, что Москва – вряд ли станет новым центром народного возмущения. Время на первоначальный этап перемен, на организационные шаги – необходимо! Одновременно, слишком большая удаленность от центра в определенных масштабах становится уже «минусом» – поскольку Русский порядок не предполагает изменений «лишь в одном бараке концлагеря», а полную смену режима манипуляции на всей Русской земле. Так, например, праворульный владивостокский протест, даже если бы поставил цель изменений во всей стране – все же не имел бы шансов докатиться до Москвы именно в силу временного фактора, поскольку система успела бы выстроить конструкцию жесткого ответа (подобную, скажем, нынешней киевской). Соответственно – слишком большое расстояние до Москвы становится отрицательным фактором, поскольку при медлительности распространения Русского порядка – центр успеет скоординироваться, и начнет наносить свои удары.
От этого будут зависеть очевидные вопросы: насколько скоро смогут, например, отреагировать заранее натаскиваемые именно на такие цели «кадыровские батальоны»; и насколько оперативно сможет отреагировать машина лживой пропаганды потоком клеветы. На примере тех же «приморских партизан» или дагестанских событий – видно, что будут использованы одни и те же клише «терроризма». Но вопрос – поверит ли народ, будет тоже зависеть от временного фактора: насколько успеет сработать система пропаганды Русского порядка и запустить поток информирования о том, что действительно происходит. А это опять – время!

Организационные ресурсы:
Первый – внешний для региона. Наличие четкой организованности в рамках страны, движений, ставящих реальные задачи изменения в стране. Тех, кто способен собраться в нужное время в нужном месте. И далее взяться за скорейшее распространение Русского порядка на всю землю Руси. По сути это вопрос – насколько готовы к переменам те «партии», «движения», «союзы» и проч. – кто громко заявляет о приверженности русской национальной идее, в частности русскому социально-бытовому союзу хозяйствования на своей земле. И насколько искренни люди, которые даже при продажности и никчемности своих лидеров – все же найдут мужество пойти вперед, следовать истине.Это и есть критерий – как различить цели тех, кто может и готов прибыть в ваш регион.
Есть те, кто мечется по подобным точкам, будучи так же проплачены химерой. Некое сообщество «профессиональных революционеров». Их вовсе не интересует соответствие единой цели изменений ради освобождения народа. Зачастую есть желание безопасно попиариться на народном возмущении, и использовать его в получении «политических очков» – никак не в режиме повышенной опасности. Или свести его к тому же необходимому для режима варианту громоотвода– бессмысленных переговоров, не направленных на изменение режима.
В этом отношении характерно, что во время событий на Манежке 11 декабря 2010 года, пока был относительно спокойный период затишья – большинство «лидеров» позировали перед телекамерами… Но как только пришло время брать на себя ответственность, и вступать в противостояние с тем же Колокольцевым и заместителями Нургалиева – все эти «лидеры» мгновенно попрятались. Так что ваш покорный слуга остался в противостоянии с ними в одиночестве (пока «лидеры» тщательно маскировались в тени). Вот цена большинству громких заявлений – в горячий период вы можете оказаться совсем в другом составе. Многим легче просто пиариться на «русскости» в режиме безответственности… Учтите это.
Второй организационный ресурс – внутренний, местный. Он касается наличия внутри региона различных структур и групп, способных к изменениям и к работе в режиме согласования, избавления от манипуляции. Менее имеются ввиду партии и движения, которые показали уже неэффективность, и неспособность к избавлению от политического лицемерия. Скорее, на первый план выступают факторы устойчивой совместной социально-бытовой деятельности, трудовые коллективы, профессиональные сообщества (таксисты, дальнобойщики…) или же активные субкультурные молодежные группировки.
От местного психотипа будет зависеть многое – способны ли будут люди выйти за рамки регионального мышления.  То есть воспринимать страну, как единое общее хозяйское наследие, без освобождения которой – нет смысла любой деятельности. Окажутся ли способны люди ставить и двигаться к целям (военным, политическим, хозяйственным), касающимся стратегической единой цели перемен: Русский порядок – на Русской земле.
В этом очень важен общий социально-бытовой психотип коллективизма, не утраченные еще способности не замыкаться от всего мира. Насколько люди способны жить при нормальной власти, а не при воровском режиме.


Как работает ресурсная оценка

Рассматривая в данной системе координат события, скажем в Новороссии, можно четко выделить следующее:
По материальным ресурсам. Под хозяйской народной рукой в итоге не оказалось практически ничего. Ни земля, ни предприятия, ни финансы, ни склады, ни техника, и т. д.
Например, какое-то время Краматорск находился в ведении коменданта. Что он делает? Звонит в Москву. Просит – нужно несколько тысяч автоматов. Хотя на окраине Краматорска – располагается склад хранения вооружения и техники. И, парадоксально, этот склад по его приказу охраняется… безоружными людьми. Конечно, до тех пор, пока не приехали нацгвардейцы с ВСУ, и спокойно не вывезли все. Наглядный пример «манипулятивной шизофрении», когда ресурсы рядом, но «начальник» некоего уровня надеется только на внешнее, вышестоящее «решение».
Вопрос с организацией общества, и соответственно и с землей, и с собственностью предприятий, подведомственностью складов и т.д. – не ставился системно. Был сделан упор, что «все устаканится» под пропаганду, как «военные исполняют героические задачи». Зачем, для кого, кто вместе с ними согласованно решает вопросы хозяйственные, финансовые? Никто? Место пусто не бывает… Ахметов, как был олигархом – так им и остался, превратив в итоге военную вертикаль в свою ЧВК. Склады его добра – видели, и… не трогали. Осматривали его автопарки, реализовав которые можно было хоть целую зиму обеспечивать военные структуры ДНР и ЛНР. Но взять на учет – не взяли. И все утекло мгновенно. Поскольку не было единой цели, не было введения системы согласования и ответственности. А в ситуации расслоения целей – большинство командиров стало решать исключительно свои вопросы, лишь изображая «благородное участие» в общем деле.
Это отсутствие координации и единой организованности далее сказалось на тех, кто все же искренне шел вперед. Пока одни воевали – кто-то уже приготавливал организационное оружие, чтоб избавляться от неугодных. Чтоб устранять потом не киевских оппонентов, а отдельных неподконтрольных командиров. И далее – целые подразделения.
Беднову «Бэтмену», Мозговому, Дремову – «прилетело» вовсе не спереди, от явного врага – а сзади, из отсутствия порядка за плечами, из нерешенных организационных проблем, в первую очередь материальных, решать которые они мешали.
Человеческий ресурс также не был задействован. Поскольку основные «игроки» в ДНР и ЛНР скрывали свои истинные цели, оказавшись в итоге тоже манипуляторами. В первую очередь, скрывая, конечно, что все их надежды – на Кремль, на то, как был решен вопрос в Крыму, на «доброго вежливого дядю»…
В результате основной местный потенциал был истрачен практически впустую. Ресурс в несколько миллионов взрослых мужчин как будто не существовал. Большинство спокойно разъехалось, в первую очередь на российские «харчи», не будучи мобилизованными. Упустив несколько «золотых месяцев», Болотов объявил было о мобилизации. Но тут же был сменен Плотницким, возникшим из мутных вод полной системной управленческой дезорганизации общества. Как и большинство, вернувшихся на теплые места «управленцев», занявших теплые кабинеты ЛНР на правах «местных» руководителей (взяв под крыло административный ресурс). Которые стали по сути новой основой опять же манипулятивной структуры, лишь слегка отличающейся от предыдущей. Вновь не согласованной по отношению к тем, кто ушел на передовую. Прежние социальные лифты не были перекрыты. Общество идейно и структурно – дезорганизовано. Опять диктат некоего неопределенного «права», которое в условиях войны оспаривать невозможно на словах, а надо исключать организационно, введением иного ПОРЯДКА.
При нерешении вопросов организации общества и сохранении (лишь с некоторыми видоизменениями) социальных лифтов мобильности манипуляции – этого и следовало ожидать. Организационные просчеты в отношении ресурсной базы изменений, как и временные – ничем потом не исправить.
Временной ресурс был. Фора была настолько велика, что за то время, которое было потрачено на формирование бесполезных республик – можно было, при применении Русского порядка, как организационного оружия, несколько раз туда и обратно дойти до Киева, и навести порядок во всей стране. Практически без военных действий, поскольку в условиях неопределенности воевать ВСУ особо и не хотели, опасаясь поначалу угрозы открытого применения регулярных «вежливых сил». Этот основной ресурс – время – был потрачен вхолостую.
Организационных мер общества, направленных на консолидацию, концентрацию сил и средств, пропаганду нового образа жизни, избавления от гнета олигархата – не было принято. Вопросы земли, собственности предприятий – поднимались только в виде благих пожеланий и лозунгов, а не конкретных единообразных для всего общества решений. И тут же тонули в ежедневном увлечении событиями столкновений. До Киева расстояние по украинским меркам было максимальное. Сил быстрого реагирования, кроме осторожных на тех порах спецслужб, и используемых в качестве наемников – фанатских фирм и субкультурных националистических группировок – еще не было. Хотя киевская химера времени не теряла, проводя мобилизации, формируя и агрессивные нац-подразделения. Но, действуя решительно, можно было успеть и сорганизоваться без прямого столкновения, и без затяжной войны, и успеть перенести организационные меры на ближайшие регионы, где народ еще готов был поддержать перемены (но не войну).
Организационный внутренний ресурс был, конечно, слаб. 23 года «независимости», после распада Союза, сделали свое дело – пропаганда обособленного пути, мифического устройства общества лучше, чем у соседа, поближе к Европе – во многом сделали свое дело. Именно за это, за внутренний предательский шепоток, что, дескать, и сами без России проживем – расплачиваться пришлось целому народу.
Не сформировав четкого отношения к тому – что есть Украина. И что есть Русь в целом? – даже не на политическом уровне, а на уровне социально-бытового союза – получили превалирующий психотип людей (во многом живущих «до сэбэ»). Очевидная слабость особой, «донбасской» идентичности реализовывалась больше на эмоциональном уровне возмущения киевским режимом, не воплощаясь в превосходящую, открытую систему общественных отношений. Удар рассчитан был точно (еще Бисмарк ставил задачу отделения Украины от России). Долгая предварительная идеологическая обработка, сокрытие истинных целей и культивирование неопределенного будущего если не в «псевдо-европейской» реальности (по неким «правам»), то по крайней мере сиюминутного «безбедного життя» за счет еще кого извне, от «багатого Газпрома» до «вечной должницы России» – сделали свое дело. Результаты проявились в психотипе, который организационно всколыхнулся лишь под бомбежкой и обстрелами, не раньше. Когда стало ясно, что отсидеться в нише не удастся (остальные регионы Украины так вообще притихли). Но не распознав глобального родства Киева и Кремля, и не осознав их внутренней враждебности становления чему-то неподконтрольному их манипуляциям – люди оказались в ловушке.
Русский человек, хозяин Руси, на Украине не вышел из общественной комы во всей полноте.  Проснулся просто анти-порошенковец, не больше, что для Донбасса показалось достаточно. И то, поскольку манипулятивный киево-израильский режим неприкрыто пользуется всеми методиками сатанинской манипуляции – он больше стал объектом возмущения русских людей в России, да и по всему миру, добровольно прибывших защищать «благо нераздельности земли Русской» (С.Саровский), которое местным населением было утрачено.
Внешний организационный ресурс – был поначалу восполнен всплеском активности русского народа. Но далее оказался полностью поставлен под контроль гнилыми кремлевскими манипуляторами. Да, русский народ, конечно, откликнулся на события на Украине, полагаясь на надежду, что произойдут, наконец, реальные изменения. Несмотря ни на что – сразу потянулась помощь.  Но зачастую попадая в область организационной неразберихи, а то и вовсе в лапы местных «перехватчиков», эта помощь стала народной лишь отчасти. Настолько, насколько местные манипуляторы вынуждены были делиться с людьми, по сути, соблюдая те же кремлевские пропорции – поделиться настолько, насколько население готово терпеть их во властных креслах.
Реакция русского народа была естественной, но при такой дезорганизации и распылении сил и средств, безответственности, когда неготовые подразделения – просто пачками отправлялись на не подготовленный штурм того же донецкого аэропорта – быстро иссякающей, уводящей энергию не на достижение целей (которые как видим, у руководства не совпадали с продекларированными). Далее все стало просто подконтрольно «службам», без взаимодействия с которыми нельзя было развернуть существенную работу. Неподготовленность и неразбериха в целях проявилась в появлении республиканских движений и реализации лишь слабой республиканской идеи. Произошло восстание в двух бараках концлагеря под названием Украина. Выйдя из-под одного манипулятивного режима – попытались встроиться в другой. Где их особо не ждали…
Прорусских структур на Донбассе оказалось несоизмеримо мало, поскольку их функционирование не предполагалось ни Кремлем, ни януковичским Киевом. Местное самосознание – ослаблено политическими передрягами и раздела СССР, и последовавшей «незалэжности», и тотальной коррупции, и красивых песен «под горилку», да невнятных новых учебников для детей… Здравых и дальновидных не нашлось…
Формирование народно-ориентированных структур началось уже после начала событий, задним числом, хаотично. Когда время уже было упущено. И этого было никак не вернуть.
Сама первоначальная задача единого порядка на всей земле – даже не ставилась. Ни политически, ни социально, ни военным путем. Распространения на всю единую территорию не планировалось. И это показало истинную сущность деятелей – надежда только на Кремль, только на «военторг», и остальные подачки. Так не выигрывают. Так не устанавливают народное правление. Так не возрождают «русскую весну». Так лишь помогают олигархам сохранить «золотой навоз», а манипуляторам – влияние.
В целом проиграл народ. Хотя, возможность, конечно, была. По всем параметрам – если ими заниматься серьезно – можно было превзойти оппонентов.

Теперь, имея перед глазами эту методологию оценок Русского порядка – подобным же образом вы можете сами оценить ситуацию в своем регионе. Чего конкретно не хватает, и к чему готовиться и готовить свое окружение в случае возникновения серьезной социальной нестабильности. Которую многие уже предчувствуют. Санкции во многом действительно смертельны для нынешнего режима. Поскольку они не готовы созидать на внутреннем рынке, и были ориентированы лишь на вывоз ресурсов.
Еще раз напомню непреложную истину процесса смены режима манипуляции на русское управление согласования – всех объединяет единая цель, одна задача: Русский порядок – на русской земле. Это позволяет снять основные противоречия внедренных в народное сознание идеологий, и скорейшим образом установить единый для всех образ действий. Одновременно получая инструмент видения, ресурсных оценок – что делается, и чего не хватает в избавлении от воровского режима, чтоб самим не пропустить удар манипуляции в спину.


Воровство и социальный террор

В силу того что русская власть носит этический, а не договорной характер – приобретают особое значение характеристики, что есть русская власть. И что не может быть русским.
Во многом путем манипуляции за последние столетия в народное сознание внедрялась непреложность идеи верховенства абстрактного «права» над сутью отношений. И многие пытались ответить на этот вопрос лишь неким генетическим представительством. Не удосуживаясь при этом анализировать суть социальных связей и отношений.
Русская власть «невидима» для права. Отсюда возникает слабость, желание людей, привыкших еще к некоторому «правовому» оформлению – республики, ДНР, ЛНР, знамена… Опять удовлетворение видимостью – вместо реального уничтожения «права сильного» и процедурной конституционной ширмы оставшихся на месте олигархических кланов. Лозунги вместо восстановления справедливости, этических неписанных основ власти. Пропаганда и пиар отдельных личностей, вместо организации всего общества в отношении простых вопросов хозяйствования: земли, предприятий, распределения средств и т.д.
Так тихонечко побеждает иждивенчество. Так нахлебники «оформляют» превосходство над наследниками. Так человек остается в стане молчаливого большинства, теплохладного – кто  победит, чья сила – воры или хозяева. Так духовно «обрезавшиеся» преследуют необрезанных, пока под видом бунтовщиков не утилизируют неподконтрольных.
Чтоб действительно пробудить народную массу, необходимо, учитывать ее состояние. Лозунг «весны» для того и был внедрен – что никто за нее не отвечает. Понимая же сущность изначально анти-манипулятивного социально-бытового союза славян, необходимо разъяснение действия Русского порядка начинать с того, что близко народу. Лозунг инициации изменений для большинства начинается с этого единого требования – «долой социальный террор!» Который должен быть подтвержден включением и раскрытием всей совокупности реализации социальной справедливости. И таким образом связан с остальными общественными преобразованиями – которые воюют не хуже некоторых подразделений. Порядок должен проявлять себя максимально четко на всех уровнях, в первую очередь социально-бытовых связей. Когда люди видят за вашими действиями – реальные изменения – тогда включается естественная русская мотивация взаимопомощи.
Иначе заклинания об абстрактной русскости, под шумок которых будут браться под контроль основные ресурсы – будет лишь прикрытием очередной безыдейности, имеющей свои стратегические границы.
С этой точки зрения вы также сами сможете оценить – насколько в вашем регионе – стоят перед людьми задачи абстрактного «идейного» характера и, наоборот, насколько люди готовы в первую очередь к избавлению от социального террора, как основного проявления социальной несправедливости – и уж далее включаться во всю полноту реализации Русской идеи.

Времена перемен приближаются. Имея на руках ресурсный, оценочный аппарат (который можно расширить) вполне реально добиться минимизации потерь в эпоху перемен. В том числе и избежать ввязывания в ненужные затратные противостояния, имея общую цель – Русский порядок на Русской земле. И сэкономить время, которое «на войне дороже всего».
В отсутствие навыка и практики ориентации в сложных событиях большинство рискует повторить участь тех, кто стал жертвой таких природных катаклизмов, как цунами в 2004 году в регионе Индийского океана. Тогда погибли сотни тысяч людей, хотя страшных жертв можно было избежать при определенных организационных мерах.
Во времена же социальных «землетрясений» определяется судьба гораздо большего количества жителей России. Необходимые меры, как минимизировать потери и готовиться к социальным переменам, и изложены в единой методологии Русского порядка (http://shturmnews.info/statyi).

Полный вариант статьи: http://shturmnews.info/node/39018
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments