rainhard_15 (rainhard_15) wrote in history_ru,
rainhard_15
rainhard_15
history_ru

Categories:

Вандейская чаша. Мрачный юбилей



Сегодня мы сделаем необходимую вещь - сравним поведение двух соратников, которых предали в итоге соотечественники. Тупо из зависти, и только.



Про него я уже ставил ознакомительное:


и




Оба представляли собой адскую опасность для республиканского Парижа, и задача "аббата" Бернье, "окормлявшего" роялистскую армию, была не позволить им договориться. Между собой и с Анри де Ларошжакленом - особенно.



Однако, несмотря на усилия Мориса Д’Эльбе на посту главкома, который честно следовал советам Этьена-Александра и делал всё, чтоб эти кавалеристы не подружились, (т.е. отдать начальника кавалерии принцу Тальмону, чтоб остальные офицеры злились на происхождение, отдалить Шаретта с его людьми вовсе от армии, указывая всячески, что их сотрудничество - временное, упорно затыкать любые дыры, кои от некомпетентного командования получаются, Ларошжакленом, в надежде что его убьют побыстрее...) поссорить их или сделать соперниками не удалось. Анри, активно пользуясь тем что был намного моложе, упорно демонстрировал неконфликтное поведение, а компетентность и креативность в бою его высоко ценилась этими старшими соратниками. Кроме того, на них не действовали никакие сплетни, которые старательно распускали об Анри Лескюр и Боншан, так любящие рассуждать о праведности и спасении души. Первый маскировал своей показной набожностью откровенно эротический интерес к кузену, что вытащил его из-под ареста, второй просто был любитель поважничать, которому, вообще-то, нафиг не сдалась вся эта повстанческая тема. Они, как и Д’Эльбе, предпочитали выжидать, миловать пленных республикашек пачками, надеясь этим произвести впечатление договороспособных оппозиционеров новому режиму во Франции. И не хотели понимать, что времена изменились, и Париж уже не будет разводить политесы - он просто загеноцидит любое сопротивление.

Тальмон, Ларошжаклен и Шаретт это отлично понимали - и потому не нравились всем остальным лидерам повстанцев. Потому что и они, и тов. Вестерманн, на которого усердно вкалывал Бернье, дабы стать епископом Конкордата (как все помнят, ему это удалось вполне даже после казни Вестерманна), вообще не хотели никакого мятежа против республиканцев, и очень рассчитывали, что смерть Жака Кателино обезглавит повстанцев. А тут вот эта троица кавалеристов от Бога внушает вполне уверенность в победе - и победы приходят... И без того повод чёрной завистью исходить, так они ещё предлагают поход на Париж, дабы убрать республиканского агрессора из родных мест насовсем. Куда это годится, вообще, так ведь?

Поэтому эти планы откладываются главкомом Д’Эльбе под самыми разными предлогами - сил ещё мало-де, крестьянам нужно провести полевые работы, потом повоюем-де, республиканцев мало, не стоит опасаться, республиканцев много - не потянем, мы уже отбились от них, незачем батальничать дальше, вот сейчас только возьмём чего посерьёзней и потом... ой, нас разбили, всё, я устал и ухожу, пусть Анри расхлёбывает всю эту мерзкую кашу, и вообще чего это он живой ещё, почему ж у меня 14 дырок а Лескюр и Боншан вообще в гроб только годятся...



И замечу, Ларошжаклен принимает командование, полагая что нельзя оставлять разбитые части роялисткого войска, Тальмон и вовсе его вытащил из мясорубки в битве при Шоле, в которую Анри швырнули благочестивые соратники Д’Эльбе и Стоффле, Шаретт предлагает Морису ехать на Нуармуртье лечить раны, и помогает лично это осуществить...

Как избавились от Тальмона, которого убрали на день раньше, чем Анри, я уже писал выше по ссылке, там же приведён допрос его перед казнью в его собственном замке. Как избавились от Анри, в деталях - я ещё напишу, хотя уже упоминал, что руководителем операции по устранению Ларошжаклена Вестерманн в итоге назначил Стоффле. А помогал ему, в частности, Шарль Мари де Бомон Дотишамп, который после расстрела Коляна Стоффле, получившего после устранения Анри должность главкома, сменил на этом посту Коляна, уже в конце февраля 1796 г. Сей очаровашечка, который, по некоторым данным, и нанёс Анри роковой удар по селезёнке, оборвавший жизнь, прожил дольше всех, 89 лет, и как поётся в песне Асмолова, "не застрелился, не повешался и ночами спать не перестал". Потому что в дальнейшем очень успешно изображал честного роялиста и впредь, и даже поучаствовал в устранении второго Ларошжаклена, Луи, за которого потом вышла замуж безутешная вдова Лескюра. Вот сии кросавчеги:

Жан-Никола Стоффле, погробище лесное, которое до своего вливания в восстание под чутким руководством "аббата" Бернье, в лесной чаще отливал пули из обрамления витражей заброшенной часовни.

Граф д’Отишам, которого также пишут как Дотишамп, несмотря на лёгкий налёт бисексуальности по факту, имеет репутацию милого семьянина, что вырастил симпатичного сына - хотя о том парне предпочитают помалкивать историки... Это роднит его с Коляном что для отвода глаз завёл шашни с вдовой мельничихой, выдавая её подросшего сына за своего. В день убийства Анри он отправил свою приятельницу с сыном погостить на другую ферму... Эти повадки и роднят между собой этих подельников-убийц, аристократа и простолюдина...

А сейчас - в пару записи про Тальмона - допрос Шаретта перед казнью, нынче этому документу уже 225 лет. А Франсуа не было ещё 33 даже.



Допрос Фр.-А. Шаретта де ла Контри генералом Дютилем

Нант, 28 марта 1796 г.

1. Ваше имя, возраст, занятие?
- Франсуа-Атаназ Шаретт де ла Контри, тридцати трех лет, уроженец Куффе, департамент Нижняя Луара, лейтенант флота до революции, в настоящее время – генерал-лейтенант, назначенный королем Людовиком XVIII, и глава королевской армии в Вандее.

2. Кто назначил вас главой роялистской армии в Вандее?
- Людовик XVIII.

3. Когда и от кого вы узнали об этом назначении?
- Он не может точно вспомнить время – примерно семь месяцев назад; об этом ему сообщил г-н Лефевр, эмигрант, служащий Англии; впрочем, дату этого назначения можно узнать из бумаг, отобранных у него генералом Траво.

4. Вы, следовательно, имели контакты с Людовиком XVIII?
- Он получил это назначение через графа д’Артуа; у него не было никаких прямых контактов с Людовиком XVIII.

5. Вы часто переписывались с графом д’Артуа?
- Нет.

6. Какова была цель этой переписки?
- Чтобы он знал, что происходит в его армии.

7. Долго ли продолжалась эта переписка?
- Примерно восемь месяцев.

8. До того, как вы начали переписываться с графом д’Артуа, кому вы сообщали о действиях вашей армии, и с какой целью вы воевали?
- Он никому об этом не сообщал; он намеревался восстановить во Франции монархическое правление.

9. Подчинились ли вы законам Республики со времени заключения мира в Нанте? [Имеется в виду Ла-Жонэйское умиротворение 17 февраля 1795 г. – Инна ЛМ]
- По договору, заключенному с представителями народа, он подчинился законам Республики.

10. Почему вы вновь подняли оружие против нее?
- Потому что Республика разместила в Вандее свои военные посты и республиканцы выступили против одного из вандейских дивизионных командиров и захватили в плен другого, а также многих приходских командиров.

11. Раз вы подчинились законам Республики, вы не должны были придирчиво и неодобрительно относиться к мерам, которыми республиканское правительство обеспечивало надзор за департаментом Вандея.
- Он подчинился республиканскому правительству только при условии, что оно не станет учреждать никаких военных постов в тылу его армии и позволит ему самому осуществлять надзор за этой территорией, как командиру территориальной охраны, которая должна была быть сформирована после заключения договора; и он не нарушал своих обязательств, пока правительство не нарушило своих.

12. Не захватили ли вы большого количества пленных во время мира и не расстреляли ли их потом?
- Нет, во время мира этого не было; но он делал это с момента объявления войны.

13. Какие средства вы использовали, чтобы развращать республиканские войска, подстрекать их к дезертирству и т.д.?
- Он этого не делал.

14. Почему в прокламации, призывавшей возобновить войну, вы обвиняли в недобросовестности представителей народа, с которыми вы вели переговоры о мире, а также генерала Канкло?
- Потому что представитель народа Рюэль и другие, также как и генерал Канкло, заставили его поверить во время заключения мира, что умиротворение будет ему выгоднее и быстрее позволит добиться главной цели его партии, что в действительности было не так; и последующие события позволили ему обвинить их в том, что они его обманули.

15. Условились ли вы с представителями народа о каких-либо секретных статьях?
- В письменном виде они не существуют; можно только строить догадки, исходя из тогдашнего положения правительства, расколотого на фракции; и эти догадки будут тем более правдоподобными, что они подкреплены мнением людей, облеченных общественным доверием.

16. Почему вы пытались внушить в своей прокламации, что представители народа давали вам оружие и боеприпасы?
- Потому что представитель Рюэль вручил сабли нескольким его офицерам и потому что ему было легко достать порох в Нанте, по причине слабого надзора, который тогда существовал.

17. Много ли боеприпасов вы достали во время мира?
- Около четырехсот или пятисот фунтов пороха.

18. Кто были люди, которые продали вам в Нанте такое большое количество пороха?
- Он этого не знает; он давал деньги людям из своей армии, которые и привозили ему порох.

19. С какой целью вы запасались боеприпасами?
- На всякий случай, чтобы быть готовым к защите, если ему придется вновь взяться за оружие.

20. С помощью каких средств вы собрали мятежников после умиротворения?
- Подняв свою армию, а также с помощью прокламации.

21. Не заставляли ли вы с помощью вооруженной силы мирных жителей присоединяться к восстанию?
- Нет.

22. Не знали ли вы, что некоторые из ваших командиров дивизий и другие офицеры поступали так?
- Нет.

23. Чьим именем, ради кого и за какие взгляды сражались вы и ваша партия?
- Именем короля, ради короля и монархии.

24. Рассчитывали ли вы на какие-либо сильные группировки в правительстве, которые поддержали бы ваши замыслы?
- Нет.

25. Кому вы давали отчет о своих действиях в Вандее?
- Никому.

26. Не установили ли вы там деспотическую власть? Не распоряжались ли вы произвольно и беззаконно людьми и имуществом, устанавливая налоги или расстреливая тех, кто не подчинялся вашим приказам?
- Он управлял этим краем мягко, он не устанавливал никаких налогов и никого не расстреливал.

27. Вы управляли на основании полномочий, данных вам, как вы сказали, Людовиком XVIII?
- На основании власти, которой облек его король, и доверия, питаемого к нему местными жителями.

28. Переписывались ли вы с эмигрантами, высадившимися на Иль-Дьё?
- Нет.

29. Переписывались ли вы с Англией и получали ли от англичан помощь для продолжения войны?
- Он не переписывался непосредственно с английским правительством; только с графом д’Артуа, который, как он уверен, был посредником и который послал ему боеприпасы (порох, пушки и ружья) на побережье Сен-Жан-де-Мон.

30. Переписывались ли вы со Стоффле?
- Изредка.

31. С какой целью?
- Чтобы укрепить союз между ними.

32. Действовали ли вы вместе с ним после заключения мира?
- Нет.

33. Переписывались ли вы с шуанами?
- Он написал только два или три письма виконту де Сепо, в честном и дружеском стиле.

34. Согласовывали ли вы ваши военные операции с действиями шуанов?
- Нет.

35. Известен ли вам центр, объединяющий верховную власть над вами и вашей армией, Стоффле и шуанами?
- Нет.

36. Переписывались ли вы с кем-нибудь в тылу? Получали ли вы оттуда средства для продолжения войны?
- Нет.

37. Каковы были ваши средства для продолжения войны к тому моменту, когда вы были арестованы?
- Тогда у него не было почти никаких средств, так как командиры дивизий были уже схвачены, а командиры приходов, также как и солдаты, сложили оружие.

38. Как была организована армия, которой вы командовали?
- Она разделялась на 11 или 12 дивизий; высшими офицерами в штабе были генерал-майор без военных функций и два интенданта.

39. Кто были командиры дивизий?
- Гг. Фугаре, Герэн, Ла Робри, Резо, Савэн, Даббайе, Лекуврер, Дюбуа и Лемуан.

40. Были ли у вас склады оружия и боеприпасов?
- Нет.

41. Были ли у вашей армии склады продовольствия?
- Были; но республиканские войска захватили их.

42. Осталось ли еще в Вандее большое количество боеприпасов и оружия?
- Он не знает; у него отобрали все, что он имел; он не знает, сколько оружия осталось у местных жителей.

43. Каково было настроение местных жителей незадолго до вашего ареста? Считаете ли вы, что они еще могут продолжать войну?
- Он не знает настроения местных жителей, но считает, что они пали духом.

44. Не отдавали ли вы именем короля приказов местным жителям взяться за оружие под угрозой расстрела?
- Он отдал такой приказ, но не всем.

45. Почему после того, как ваши отряды были рассеяны республиканскими войсками и местные жители покинули вас на произвол судьбы, вы не попытались уехать из Вандеи?
- Потому что он не хотел оставить дело, которое защищал.

46. Знали ли вы об убийстве кюре из Ла Рабатльера?
- Он узнал об этом через два дня после убийства; но оно произошло без его ведома.

47. Можете ли вы дать еще какие-либо сведения о Вандейской войне?
- Нет.

Вопрос № 39 был вписан вопреки воле допрашиваемого. Тот заявил протест, но безуспешно.

Через 3 дня парня не стало. Он в момент расстрела прыгнул на стрелявших. С разрубленной рукой и раной в голову. О благополучной жизни совершивших допрос и казнь ничего не известно. Имя "короля Вандеи" Шаретта, тем не менее, известно хорошо. Известно даже, что, будучи бастардом, герой так и не назвал имени своего настоящего отца. Но очень заметно, что изначально его не очень-то хотели видеть при дворе ещё живого короля. Это очень многое говорит о прохладце всего дворянства по отношению к Франсуа в течении всей его жизни и не оставлявшей его народной любви и при жизни, и после смерти. Только от него осталась посмертная маска и множество легенд о его незаконных детях...




Tags: военная история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment