Shon (redshon) wrote in history_ru,
Shon
redshon
history_ru

Category:

А.И.Зайцев: штрихи к портрету Учителя

VI научные чтения памяти проф. А.И. Зайцева
Кафедра классической филологии СПбГУ, 21.01.2011


11.00 - 13.15. - УТРЕННЕЕ ЗАСЕДАНИЕ.
Председатель – доц. Е.В.Желтова
1. Э.Д.Фролов (СПбГУ). Бенжамен Констан и рождение современной концепции античного гражданского общества.
2. И.В.Рыбакова (РГГУ). Взаимодействие жанров эпической поэмы и гимна в "Аргонавтике" Аполлония Родосского.
3. С.А.Тахтаджян (СПбГУ). Любовь к прекрасному в соединении с euteleia (Thuc. 2, 40, 1).
4. М.Н.Казанская (Сорбонна - СПбГУ). Следы персидской дипломатической формулы у Геродота (Hdt. VII, 150 и VIII, 140 a).
5. Д.Е.Новокшонов (СПбГУ). А.И.Зайцев: штрихи к портрету Учителя.

13.15. - 14.00. - ПЕРЕРЫВ.
14. 00. - 16. 15. - ВЕЧЕРНЕЕ ЗАСЕДАНЕЕ.
Председатель – доц. Е.В.Желтова
1. В.А.Гуторов (СПбГУ). К соотношению эстетических и этических принципов в "Законах" Платона.
2. Е.Г.Рабинович (Союз писателей СПб). Autocrator - самодержец?
3. Д.В.Панченко (СПбГУ). Несколько соображений о происхождении "Илиады" и "Одиссеи".
4. З.А.Барзах (ИЛИ РАН). Soph. Ant. 2-6: к вопросу об аутентичности текста.
5. В.В.Емельянов (СПбГУ). "Культурный переворот" и типология агональных культур.
Место проведения: Санкт-Петербург, Университетская наб. 11, ауд. 25.
Регламент докладов - 20 мин. Обсуждение докладов - в конце каждого заседания. После вечернего заседания - чаепитие на кафедре классической филологии (ауд. 176).
А.И.Зайцев: штрихи к портрету Учителя

Жизнь учеников Александра Иосифовича сложилась по-разному. Я, к примеру, покинув с дипломом филолога-классика кафедру классической филологии, более 15 лет трудился в различных СМИ. Потому, полагаю, мои воспоминания об Александре Иосифовиче несут отпечаток этого факта.
История первая. Год 1994-й. Пришел какой-то студент пораньше на родную кафедру классической филологии филологического факультета СПбГУ. Аудитория 159. Сидит за преподавательским столом профессор Зайцев. Читает. К занятиям с группой студентов готовится. Студент также уселся за парту, достал томик Фукидида, словарь Вейсмана, тетрадку и тоже готовится.
Вдруг заходят две фигуристые девицы с факультета журналистики и спрашивают Гаяну Галустовну Шарову. На предмет экзамена персонального по античной литературе. За курс, который они благополучно прогуляли.
Студент посоветовал красоткам подождать, мол, скоро придет. Они расселись, нога на ногу, и трещат о своем, смущая студента своими прелестями.
И болтают девицы о том, что вот, мол, античку сейчас сдадут, а им еще русскую литру сдавать запоздало. А там, говорят, экзаменатор-зверь, кого-то на Достоевском злобно и подло завалил. Про роман Достоевского "Бесы" спросил и завалил. Влепил пару и загнал на пересдачу.
Профессор Зайцев сидел непричастный, как Будда. Студент же ощутил сопричастие и решил девушкам помочь:
-- Так известно, как завалил. Наверное, про роман "Черти" спросил?
Девушки встрепенулись:
-- Какой роман "Черти"? В программе такого нет!
-- Верно. В программе только про роман "Бесы", но потом Достоевский написал продолжение, роман "Черти". На этом всех и валят.
-- Что же нам делать?! -- испуганно воскликнули девчушки, будущие журналистки.
-- Как что? – отвечает студент, -- возьмите в библиотеке, прочитайте, он маленький, Достоевский его не дописал, брошюрой издал. Спросите роман "Черти", продолжение романа "Бесы", вам выдадут.
Студентки вскочили и побежали в библиотеку факультета журналистики.
Студент ухмыльнулся и погрузился в Фукидида. Но тут заговорил профессор Зайцев:
-- Дмитрий Евгеньевич! Ну почему же "Бесы"? Если "Бесы"!
-- Виноват! Александр Иосифович! -- бодро ответил студент, привстав.
-- Полно вам, сидите, сидите, готовьтесь.
И вновь восстановилась тишина.
В этой истории примечательно, что своему студенту Александр Иосифович сделал справедливое замечание, указал на неправильное ударение. А вот студентам факультета журналистики он такого замечания делать не стал. Полагаю, что счел это делом бесполезным, ведь, как все помнят, Зайцев очень ценил время и избегал пустых действий.
Вторая история относится примерно к тому же времени. Дело опять же происходило на кафедре классической филологии. Сцена подобна: студент готовился к уроку, за преподавательским столом Александр Иосифович Зайцев.
У двери довольно громко верещат две студенточки. Но уже с филологического факультета, ждут Наталью Марковну Ботвинник. Хотят узнать, когда им можно будет сдать свои хвосты по латинскому языку.
И одна заявляет весьма громко:
-- Блин, Катя, что за маза? Я хотела прикупить тот кайфовый пусерок, взяла бабки, пришла, а его уже увели! Облом, прикинь! И как я теперь появлюсь в приличном обществе?
Надо сказать, что Зайцев обычно не реагировал на подобные разговоры никак, потому считаю, что его реплика была обращена скорее к своему студенту, чем к этим студенткам. Он оторвал взгляд от книги, посмотрел на девиц, которые тут же замолкли и уставились на него, и сказал, со своим характерным придыханием:
-- Друзья мои, ну как же так? Причем здесь одежда? Приличное общество, это общество генералов, профессоров и действительных тайных советников.
И после паузы добавил:
-- И никакое другое.
После этого он продолжил чтение.
Все помнят, что профессор Зайцев никогда не говорил впустую. Он был врагом инфляции слов. Но здесь он счел возможным ясно и внятно объяснить, что такое приличное общество.
Третья история относится к концу 1991 года. В группе второкурсников учился студент Семен Крол. Он был весьма распропагандированным демократом, и любил прямо на занятии задавать разные вопросы о построении в России нового, справедливого общества без коммунистов-тоталитаристов и ГУЛагов. И вот на одном из занятий он высказал такую мысль: "Дескать, как хорошо, что все желающие теперь, хоть и за деньги, но могут чему хотят научиться".
Александр Иосифович на это отреагировал интересно. Он сказал:
-- Друзья мои, обучение за деньги, это, -- говорит, -- симония, а симония, -- это посвящение за деньги в священнический сан.
И тема сразу стала исчерпанной.
Ответ Зайцева любопытен, и вот почему. При жизни Сталина у Александра Иосифовича хватало мужества называть того каннибалом. В 1991 году на конференции в Эрмитаже Зайцев с трибуны публично заявлял, что видит причины многих общественных бед в хищническом хозяйствовании коммунистов. Тут же, когда коммунистов во власти уже не было, он высказался именно так. Причем он знал, что два студента из этой же группы, состоят в находящейся под судом КПСС.
Этот случай показывает, сколь важна была для Александра Иосифовича истина.
В 90-е годы на книжном рынке России появилось много переводных книг в жанре фэнтэзи. Некий студент ими увлекся и читал подряд из серии «Монстры вселенной». И вот осенью 1993 года, этот студент, держа в руке такую книжку, осведомился у Александра Иосифовича, что, по его мнению, будет в России лет через десять? Зайцев ответил:
-- Одичание будет. Без сомнения в России одичание будет, если даже студенты кафедры классической филологии читать подобные книжки себе позволяют.
Весьма примечательны построение речи Зайцева и его непередаваемая интонация. Впрочем, позволю себе сравнение. В отечественном прокате крутился фильм Джорджа Лукаса «Звездные войны». Русский дубляж речи одного из героев фильма, учителя рыцарей-джедаев мастера Йоды, чем-то напоминает речь Александра Иосифовича.
Еще одна история, но уже в Еврейском университете Санкт-Петербурга произошла в 1992 г. Александр Иосифович читал там курс по истории Греции и Рима. Подошло время зачета. Все собрались. Чтобы отвечать по билету, подсаживается к Зайцеву студент лет 30, впоследствии эмигрировший в Израиль со всей семьей и отличавшийся частыми прогулами занятий. Вопрос ему попался об Александре Македонском и его походах. И студент бойко рассказал:
-- Александр Македонский покорил Парфянское царство, но войско его, отягощенное добычей, не могло двигаться дальше. И тогда Александр приказал собрать все трофеи и сжечь. И пошли они дальше. И покорились им и Персия, и Индия, и Бактрия.
Зайцев окаменел. Потом спросил студента:
-- Откуда вы это взяли?
Студент ответил:
-- Так по телевизору ж каждый день показывают. В рекламе банка «Империал»!
Александр Иосифович выдержал паузу, поднял глаза к небу, шепча нечто, и произнес, крича шепотом:
-- Троглодиты!
Зачет, однако, студенту поставил.
Вот каким удивительным терпением обладал Александр Иосифович.
Помнится: обогнать Зайцева, неторопливо идущего по коридору филологического факультета, представлялось делом недостойным. Не подготовиться к занятию с ним – позором. И не дай Бог было попасться ему на глаза дружа с Бахусом во дворике филфака. Один балбес-четверокурсник попался, и Зайцев произнес с неповторимой вопросительно-утвердительной интонацией, негромко: Ασέβεια ("нечестие, безбожие"). Бахус куда-то немедленно испарился, а студент был готов провалиться под землю от стыда.
И еще одна фраза Зайцева до сих пор часто звучит в моей памяти: "Это интересно. Это надо исследовать". Это замечание действительно действовало сильнее всякой похвалы и рекомендации. А ведь посоветоваться с Александром Иосифовичем значило сэкономить месяцы.
Об авторе текста: Дмитрий Евгеньевич Новокшонов. Выпускник кафедры классического отделения СПбГУ (1990-1995). Дипломная работа: «Бокс, борьба и панкратий в древнегреческой эпиграмме».
Фотографии:










Фото и видео съемка -- Надежды Юрьевны Тихомировой. Автор этого поста хочет выразить ей признательность за утренний телефонный звонок, выведший автора из помутнения рассудка, в котором дата чтений была 27-го, а не 21 января. Ужас при мысли, что Надежда Юрьевна не позвонила б и не переубедила в том автора приведенного доклада, холодит ему душу.
Автор признателен также Валерию Семеновичу Дурову. Если бы не он, не было бы этого доклада.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments