Shon (redshon) wrote in history_ru,
Shon
redshon
history_ru

Взрослые-дети.

Originally posted by zina_korzina at Взрослые-дети.
  • ...Начну с воспоминаний детства. 1970-е годы. По улицам ходят толпы высоких, хорошо сложенных, я бы сказала - сытых молодых людей обоего пола. На девушках-старшеклассницах - форменные мини-платья, открывающие переразвитые конечности. Помню как мы-первоклассники бродили по школе, натыкась на эти могучие ноги-колонны. Длинноволосые юноши с гитарами поют неведомые мне песни. Они взрослы, цинично-романтичны, прозападно настроены и много читают. Они - ужасно, безнадёжно взрослые. Вместе с тем, у них - перманентный конфликт с другими взрослыми, в теми, с «настоящими», которым под сорок и за сорок. Типичный, веками воспеваемый конфликт отцов и детей в 1970-е годы получил особое воплощение.

    Взрослые-дети оказались где-то интереснее и умнее, чем их перегоревшие родители... Итак, они родились в солнечных 1960-х, когда мир казался широким и наполненным, а Космос - открытым. Их родители грезили подвигами, хотели переделать мир и полагали, что ещё успеют пожить при Коммунизме. Потом случился надлом, вернее - облом. Мир ограничился отдельно взятой квартирой - с хрусталём, коврами и подписным Золя, а Космос превратился в обыденность. Костры и гитары сменились НИИ-шными курилками, шептанием о самыздате, доставанием батников и блайзеров, производственными адюльтерами и тоской по смыслам. Но их дети...?

    1
  • «Сто дней после детства».

    Дети выросли под Окуджаву и щебетание стройной мамы-скалолазки, под разговоры о кибернетике и о Стругацких, под цитаты из старика-Хэма и Остапа Бендера. Они впитали всё то, что потом предали их родители. Они повзрослели раньше, чем им самим хотелось бы. Подростки и юноши 1970-х спешили жить. Они рано выучились читать и столь же рано создавали семьи. Выйти замуж в 18 лет - тогда это была норма. Газеты кричали: «Акселерация!». Любимое слово эпохи. Ей 14, а она уже с развитыми формами и снобски умничает на уроке химии. Ему 18, а он уже засобирался в академики. Они рано познавали научные истины и рано начинали целоваться по подъездам. Именно в 1970-е кинематограф обратился к поколению подростков, точнее - акселератов. Детско-юношеская тема в 1960-е была не самой популярной - главными героями были молодые люди от 20 до 45 лет - физики, стюардессы, врачи, журналисты... Старики и дети были стабильным, но необязательным фоном для созидающей молодёжи. В последующие 1980-е молодые изображались, как неумные, но ретивые бунтари, которые хотят не переделать, но разрушить, а из всех культурных достижений предпочитают японский двухкассетник. Не то было в 1970-е.

    7
  • «Школьный вальс».

    Экранные подростки и юноши цитировали поэтов, красиво глядели вдаль, изрекали важное и хотели знать истину. Им был не чужд культ чтения и гуманитарных знаний, бытовавший в 1970-е, но если перегоревшие взрослые попросту «сбегали» в литературу, в мир антикварных грёз и театральных откровений от вездесущего Славы КПСС, то дети смотрели на Пушкина и Леонардо широко распахнутыми глазами. Они слушали рок и читали Мопассана. Именно в 1970-е в кинематографе возник интересный образ, который условно можно назвать «девочка-женщина», и наиболее полное воплощение этого образа - героиня Татьяны Друбич в кинофильме «Сто дней после детства». Умная, чувствующая, мечтательная, открытая для постижения Лена Ерголина появляется в кадре с иноземной книжкой, которую она читает в подлиннике! Остальные фигуранты действия, как на подбор. Дети-аристократы «первого в мире пролетарского государства». Красиво говорят, красиво чувствуют, угловаты - ещё по-детски и страшно серьёзны. У подростков и юношей 1970-х всё - всерьёз. Особенно первая любовь. Даже, если она с...последствиями, как в кинодраме «Школьный вальс». Десятиклассница полюбила - забеременела -...бросил. Тогда она ушла из тёплого дома в общагу и родила Ваську. Всё - сами, потому что всё начинается рано и не на кого пенять. Её соперница становится женой, тоже едва выйдя из школьных стен.

    4
  • «Вам и не снилось».

    Мальчик и девочка из «Вам и не снилось» (я в курсе, что фильм 1981 года, но атмосфера в нём всё ещё сугубо семидесятническая) думают и ощущают себя не просто взрослыми, но мудрыми. Девочка по-бабьи (sic!) эгоистична и требует бесконечной любви, а мальчик однозначно впрягается в почти-семейную-жизнь. Он не просто влюблён, он несёт бремя отвественности, причём «выглядит» он старше собственных родителей. Мама по-дурацки интригует, папа вспоминает свою первую страсть и, вероятно, не прочь повторить. Дети в классе взрослее собственной тридцатилетней учительницы, которую за глаза называют Танечкой. Она - Танечка. Она мечется, говорит наивные вещи, воспринимает себя приятельницей собственных учеников. Дети любят свою Танечку, но они взрослее. И подростки в «Розыгрыше» тоже не прочь поучить жизни учителей и родителей. Взрослость бывает не только мудрой, но и чрезмерно рациональной. Циничный Олег Комаровский презирает романтика-отца за то, что родитель не смог достичь неких профессиональных высот. Папа и сын меняются местами - обычно жёсткий отец пилит растяпу-сына. Его антипод Игорь Грушко мыслит иначе, но тоже, как взрослый.

    2
  • «Розыгрыш».

    Дети-математики из «Расписания на послезатра» свысока общаются с учительницей литературы, да и с другими взрослыми - тоже. Они и знают-то иной раз больше. Эта же ситуация прослеживается в фильме «Точка, точка, запятая...» Мало того - советские кинематографисты запускают юных и повзрослевших детей в Космос. Они - Отроки, но уже во Вселенной и должны лететь по маршруту Москва-Кассиопея. Их подают зрителю, как сугубо взрослых особей, которых можно спокойно (хотя, и не без сомнений) отпускать в самые дальние дали. Дети могут всё. И профессор Громов создаёт не дядьку-Терминатора с бицепсами и лицом-кувалдой, а трогательного подростка. Сюжет об Электронике, созданный в 1960-х, по-настоящему выстрелил в конце 1970-х, когда миру была явлена тема умных и рано взрослеющих мальчишек. Гимнастка Майя Светлова из той же породы девочек-женщин, что и Лена Ерголина, и семиклассницы-астронавтки, разве что намного проще. Подростки из фантастики 1970-х уже умеют влюбляться, решать трудные математические задачки, принимать взвешенные решения. Но наступили перестроечные 1980-е - время иных идей и других штампов. Молодые учёные стали молодыми отцами, а в наступившее время их разговоры, впрочем, как их дети, оказались мало, кому нужны. Но времена не выбирают, а жизнь наполняется иными мыслами.
  • Subscribe

    • Post a new comment

      Error

      default userpic

      Your reply will be screened

      When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
      You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
    • 0 comments