blog_of_art (blog_of_art) wrote in history_ru,
blog_of_art
blog_of_art
history_ru

История длиною в жизнь: «бернский инцидент» 1955 года

На фото: судебный процесс над захватчиками румынского посольства. Крайний справа - Оливиу Белдяну, остальные - Стан Кодреску, Ион Кирилэ и Думитру Окиу. Снимок сделан в Швейцарии в 1955-1956 годах

Немногим известен эпизод с захватом румынского посольства в Швейцарии пятеркой румын, разделявших консервативные взгляды и настроенных против коммунистического режима. Эти события в западной прессе стали известны как «бернский инцидент». Захват румынского посольства в Берне 14-16 февраля 1955 года – настоящая шпионская драма, в которой есть тайная война, заговор, похищение, месть, смертный приговор, фашисты, Железная гвардия, ЦРУ, «кровавая рука Москвы», гайдуки, югославская УДБА, агенты румынской секуритате и восточногерманской Штази. Действие происходит в Румынии, Югославии, Триесте, Западной Германии, Швейцарии, на демаркационной линии в Берлине.

Как становятся плохими мальчиками: тернистый путь от надписей на заборах и драк с примарами к шпионажу и захвату посольств

Это было темное голодное послевоенное десятилетие. В 1948 году на волне реформ в Румынии по разным причинам начали появляться разношерстные вооруженные группы, оппозиционные коммунистическому режиму. Сейчас эти группировки принято считать аналогом болгарских горян, прибалтийских лесных братьев и украинской УПА. Иногда мятежников называют гайдуками – образ гайдука очень часто использовался как коммунистической, так и националистической пропагандой в Румынии и Молдавии. Движение представляло собой сеть партизанских группировок, изолированных друг от друга в различных горных и заболоченных регионах Румынии. Единой политической платформы у оппозиции не было: там были царанисты, либералы, фашисты и представители других разгромленных коммунистами партий, а чуть позже появились крестьяне, бежавшие от коллективизации, и предприниматели, чьи компании были национализированы. Наибольшую активность проявляли члены Железной гвардии: они заранее подготовили схроны, склады боеприпасов и оружия, пути отступления.

Существовали группировки, состоявшие из профессиональных солдат и офицеров. Они имели богатый боевой опыт и оказывали полноценное вооруженное сопротивление секуристам. ЦРУ пыталось наладить сотрудничество с гайдуками для того, чтобы противодействовать режиму Георгиу-Дежа. В 1949 году в западных лагерях началась подготовка добровольцев диверсантов-румын по национальности, а в начале 50-х годов при поддержке западных спецслужб в Румынии была организована контрабанда медикаментов, радиопередатчиков, оружия и боеприпасов. В страну были направлены обученные ЦРУ румыны с целью саботировать производство и транспортные коммуникации. Лазутчики десантировались с воздуха на парашютах в отдаленных горных регионах страны, а секуритате в ответ проводила облавы. Однако вся поддержка оппозиции со стороны Запада этим и ограничивалась.

В 1953-1954 годах партизаны вообще лишились поддержки ЦРУ по политическим причинам: Сталин умер, Румыния перестала быть приоритетным направлением для США, а через десятилетие к власти пришел Чаушеску, который провел грамотный ребрендинг образа Румынии в глазах западной общественности.

Захват посольства в Берне в 1955 году сейчас принято рассматривать в свете противостояния румынских коммунистов с гайдуками. В группу террористов, совершивших атаку, вошли Думитру Окиу, Ион Кирилэ, Оливиу Белдяну, Стан Кодреску и Теодор Чокинэ. Из них только один сражался на фронтах Второй мировой, а остальные захватчики были из поколения, взрослевшего в период войны.

Думитру и Ион вместе учились в лицее Куза-Водэ в Хушах, что на самой границе с бывшим Советским Союзом. Когда в страну вошла Красная Армия, товарищи стали членами подпольной антикоммунистической группы, организованной учащимися и учителями лицея. Группа была разгромлена после одного из рейдов секуритате, многие ее члены подверглись аресту. Думитру и Иона подозревали в сотрудничестве с американскими спецслужбами. Обоим удалось каким-то образом обмануть следствие, уйти от секуритате и бежать на территорию Югославии.

Оливиу Белдяну первый раз был арестован в 1945 году в возрасте 21 года за то, что писал на стенах и заборах «да здравствует Юлиу Маниу! Да здравствует партия национал-царанистов!» Второй раз Оливиу арестовали за то, что молодой человек начал сотрудничество с одной из антикоммунистических группировок в городе Фэгэраш. Позже Белдяну заподозрили в том, что он помогал поставлять оружие и боеприпасы вооруженным группировкам в жудеце Горж. В 1949 году Оливиу нелегально переправляется в Югославию, где попадает в лагеря для интернированных лиц. Там он знакомится с Думитру и Ионом.

УДБА освободила этих троих румын в обмен на обязательство вести шпионаж в пользу Югославии. Думитру, Ион и Оливиу решили воспользоваться предоставленной свободой по-своему, и попытались создать группировку для борьбы с румынским коммунистическим режимом. Для начала румыны по требованию югославских спецслужб были отправлены в Триест, который в тот момент был свободной территорией, находился под опекой ООН и американо-англо-югославской оккупацией. Там связь румын с югославами на некоторое время была прервана. Сотрудничество было восстановлено, когда группа прибыла в Мюнхен, однако там следы румын вновь теряются.

Стан Кодреску в 1943 году прибыл на учебу в Бухарест, тогда ему было 11 лет. В августе 1944 года в город вошла Красная Армия. Непонятно, что понесло ребенка на бухарестские улицы, когда начались выступления против коммунистов, но явно не политическая сознательность. Осенью 1944 года Стана неплохо отделали в уличных столкновениях. В 1946 году Стан вернулся в родное село, где вступил в конфликт с примаром. Молодая кровь взыграла, и Кодреску вместе со своим старым сельским приятелем начали угрожать примару. В тот раз Стан избежал серьезного наказания и отделался штрафом. В 18 лет Кодреску призывают в армию и предлагают ему службу с перспективой выслужиться до офицерского звания, однако Стан отказывается и по собственн дурости ициативе отправляется в погранвойска на неспокойную границу с враждебной Югославией в небольшое село Коморэште. Тогда на югославской границе то и дело происходили перестрелки, а через территорию Румынии в Югославию шли дезертиры, диссиденты, бывшие военнопленные. Стан после длительных размышлений следует их примеру и переходит границу. В Югославии Кодреску встречается с «идейными» Думитру, Оливиу и Ионом.

Теодор Чокинэ был единственным участником группировки, принимавшим участие в войне. До 1940 года он проживал в Бессарабии, а с присоединением края к Советскому Союзу попал в список лиц, разыскиваемых советскими властями. Теодору удалось покинуть территорию, ставшую советской, и бежать в Румынию. Когда началась война, Теодор присоединился к немецким воинским частям. В боях Чокинэ теряет ногу и попадает в советский плен, но ему удается повторно бежать в Румынию. На родине новое советское руководство отправляет его в тюрьму. Теодор снова бежит, но на этот раз из Румынии, и пересекает границу с Югославией. Там он знакомится с остальными участниками группировки. Для Чокинэ захват посольства был продолжением войны и делом чести.

Главой группировки стал Белдяну, поддерживавший разгромленную коммунистами партию царанистов. Он планировал каждый шаг террористов, получал и раздавал оружие, распределял роли. Теодора Чокинэ из-за инвалидности было решено сделать водителем автомобиля, на котором террористы прибыли в посольство. Участники группировки предполагали и хотели доказать, что румынское посольство в Швейцарии занимается шпионажем, а нелегально полученную информацию отправляет прямо в Москву. Кроме того, захватчики желали привлечь внимание мировой общественности к ситуации в Румынии: они хотели, чтобы весь мир узнал о том, что против коммунистического режима выступают отряды партизан, а также о массовых репрессиях в стране. Несмотря на старания Белдяну, нападение было плохо организовано, хотя отчасти террористы добились своих целей.

Румынск Wikileaks приходит с оружием

Утром 14 февраля 1955 года все пятеро собрались в немецком городке Констанц, что на самой границе со Швейцарией. У террористов был собственный автомобиль, на котором они по заснеженным дорогам направились в Берн.

В полночь с 14 на 15 февраля машина с террористами остановилась перед румынским посольством на улице Schlossl в доме №10. Думитру, Оливиу, Ион и Стан вышли из автомобиля и перелезли через забор, огораживавший здание. В тот момент посольство не охранялось: сотрудники были на торжественном приеме, поэтому в здании были только женщины и дети. В одной из комнат злоумышленники обнаружили жену посольского водителя и связали ее по рукам и ногам. Еще трех женщин с детьми террористы заперли в подвале – это были жены дипломатов и обслуживающего персонала. Однако план нападения был плох: в подвал вела еще одна дверь, через которую женщины позже незаметно покинули захваченное посольство.

Заговорщикам удалось проникнуть в рабочий кабинет, после чего они начали копаться в документации. Террористы включили воду и с ее помощью уничтожали, как им казалось, наиболее ценные бумаги. Причиненный ущерб был не так уж и велик.

В 2 часа ночи к посольству подъехал еще один автомобиль. За его рулем находился Аурел Шецу – водитель и муж первой заложницы, который вместе с курьером вернулся из Цюриха. Курьера удалось обезвредить, а вот у водителя с собой оказался пистолет. Стан Кодреску, наиболее молодой и горячий из группировки, попытался вырвать оружие из его рук. Завязалась драка, в которой Стан нанес водителю тяжелый удар топором по голове. Шецу выжил, и тяжело раненный кинулся к посольской машине, где находился пистолет-пулемет. Думитру Окиу увидел это, и открыл огонь по водителю. Повторно раненый Шецу упал на землю и попытался проползти еще несколько метров перед тем, как окончательно потерял силы.

Ион Кирилэ и Оливиу Белдяну, уничтожавшие документы, услышали выстрелы и покинули канцелярию. У входа в посольство они столкнулись с Эрихом Штоффелем, главой посольской миссии. Штоффель был до такой степени напуган встречей с вооруженными людьми, что выпрыгнул в окно, приземлился во дворе и своим ходом незамедлительно покинул территорию посольства. Позже у Эриха был семейный скандал: жена требовала от него объяснений, почему она и дети были оставлены в руках террористов.

Вслед за выстрелами ранним утром 15 февраля к месту происшествия прибыла швейцарская полиция. Операцией руководил комиссар Kurt Kessai. Стражи порядка окружили здание и потребовали у захватчиков немедленно сдаться. Группировка начала переговоры с полицией: Белдяну надел маску и вышел на балкон. Он потребовал освобождения политзаключенных в Румынии, а именно Илие Лазэра, Дину Брэтиану, Антона Ионела Мурешана и Аурела Алдя. Из них был жив только Лазэр: остальные три давно умерли в тюрьме, но об этом никто не знал.

Другие требования террористов были невнятными: из речей Белдяну стало известно, что группировка выступает против коммунистического режима в Бухаресте, а ее члены считают себя патриотами родины. Захватчики отказывались называть свои имена. В результате переговоров полиции был выдан рубленый и подстреленный Аурел Шецу, к тому моменту истекший кровью. Аурела немедленно госпитализировали, но через несколько часов он умер из-за слишком сильной кровопотери и травм, несовместимых с жизнью.

Вечером 15 февраля из посольства вышел Думитру Окиу. Он добровольно сдался полиции и еще раз повторил требования, изложенные Белдяну. Окиу говорил, что целью нападения было продемонстрировать двуличие режима Георгиу-Дежа и показать всему миру, насколько румынские коммунисты враждебно настроены по отношению к Западу. Думитру вынес с собой документы, которые должны были подтвердить предположения заговорщиков о том, что румынское посольство занимается шпионажем для Москвы. Окиу добавил, что остальные трое террористов останутся в посольстве и намерены находиться там до тех пор, пока румынские власти не выполнят их требований.

Через день вынесенные Думитру документы были возвращены Эриху Штоффелю. Их тщательный анализ показал, что сотрудники посольства действительно занимались шпионажем. Узнав об этом, Штоффель впал в ярость, и потребовал от швейцарских властей после ареста захватчиков немедленно экстрадировать их в Румынию. По его словам, атака посольства была «беспрецедентным актом бандитизма, совершенным группой румынских фашистов и других преступных элементов». Румыния обвинила Швейцарию в нарушении нейтралитета.

Комиссар Курт, руководивший полицейской операцией, проявил выдержку. Несмотря на многочисленные требования Штоффеля сейчас же начать штурм посольства, полицейский отказался идти на поводу у посла. Осада здания длилась полтора дня. 16 февраля в 16.00 по местному времени террористы добровольно сдались после длительных переговоров с полицией. Все заложники были целы.

Тело Шецу было доставлено в Бухарест, и 21 февраля состоялись похороны водителя. На траурные мероприятия явилось несколько десятков тысяч человек. Власти Румынии использовали гибель Шецу как повод для развертывания пропагандистской кампании.

Сатисфакция: грек заманивает румын в ловушку

Злоумышленников судили по швейцарским законам. Оливиу Белдяну был приговорен к четырем годам лишения свободы, Стан Кодреску и Ион Кирилэ – к трем с половиной, Думитру Окиу – к одному году и четырем месяцам. Суда над Теодором Чокинэ не было: он не принимал участия в захвате посольства из-за инвалидности, и все время находился в автомобиле. На судебном процессе Белдяну предложил экстрадировать себя в Румынию и судить по румынским законам, а в обмен освободить из румынских тюрем некоторых политзаключенных.

Почтовые марки, напечатанные при поддержке румынских мигрантов на Западе вскоре после захвата посольства

Террористы отбывали наказание в Швейцарии, а после освобождения поселились в Германии. Между тем началась настоящая охота на Белдяну, главу группировки. Когда Оливиу провел четыре года в тюрьме и вышел на свободу, секуритате и Штази предприняли несколько неудачных попыток похитить его. Секуритате хотели не только мести: Белдяну по собственной инициативе начал расследование обстоятельств похищения Аурела Дечей и Траяна Пую, тоже действовавших против режима Георгиу-Дежа.

Однажды Белдяну получил приглашение от «предпринимателя» Георге Кехайоглу (George Kehayoglu), который предложил ему устроиться на работу в Западном Берлине. Кехайоглу был греком и тесно сотрудничал с секуритате. По иронии судьбы, он же был замешан в похищении Аурела Дечей, причем Аурела похитили точно так же, как и Белдяну: Кехайоглу заменил его в Берлин под предлогом заработать немного денег.

Тогда Белдяну работал на стойке регистрации в гостинице Daniel в Мюнхене. В августе 1958 года в отель якобы случайно явился Кехайоглу и в разговоре с Оливиу опять же якобы случайно проронил несколько слов на румынском. «Бизнесмен» выдавал себя за богатого человека, и Белдяну ему поверил. Между Георге и Оливиу завязалась беседа, и Кехайоглу «удивился до слез» тому, что «национальный герой Берна» дошел до такой жизни и теперь работает всего за 150 марок. «Предприниматель» сказал, что у него есть лучшая работа в Гамбурге с окладом 500-600 марок в месяц. Для этого, однако, Белдяну нужно было сначала отправиться в Берлин, чтобы обсудить детали. Кехайоглу дал Оливиу 550 марок для того, чтобы тот мог купить себе билет на самолет.

Кроме Белдяну, секуритате и Штази хотели заманить в Берлин и похитить Думитру Окиу и Иона Кирилэ, но те остались в Мюнхене и избежали этой участи

31 августа 1958 года в 18.00 Оливиу прибыл на самолете в Берлин. Кехайоглу вызвался показать ему достопримечательности города на автомобиле. Военные ГДР тоже принимали участие в операции: они заранее подготовили маршрут следования машины и организовали своеобразный коридор, чтобы автомобиль мог беспрепятственно пересечь демаркационную линию и попасть в Восточный Берлин, но при этом Белдяну ничего бы не заподозрил.

В 19.30 граница была пересечена, автомобиль остановился, и к Белдяну бросилась группа немецких офицеров из службы безопасности. Только тогда Оливиу понял, что произошло, выхватил оружие и начал стрелять. Один из сотрудников сил безопасности был ранен, при этом служащие открыли ответный огонь и ранили Белдяну в ногу и легко в живот. Когда Олвиу задерживали, он постоянно кричал на немецком: «немцы! Пусть все знают, что мое имя – Белдяну! Я Белдяну, боец из Берна!»

Солдаты ФРГ на той стороне демаркационной линии превосходно видели, что произошло с Белдяну, однако ничего не могли поделать. Белдяну кричал им и умолял вмешаться и предотвратить похищение, но из-за угрозы начать войну солдатам оставалось просто наблюдать.

Оливиу был немедленно госпитализирован. Уже через день, 2 сентября, террориста доставили в Румынию. Белдяну судил военный трибунал, и в ноябре 1959 года Оливиу был признан виновным и приговорен к смертной казни через расстрел. Приговор был приведен в действие в феврале 1960 года в легендарной тюрьме Жилава.

Остальные участники группировки были заочно приговорены к смертной казни и не смогли вернуться в Румынию после свержения Чаушеску и даже после вступления страны в НАТО и Евросоюз.

Приговоренный к смерти 30 лет носил пистолет и пять раз уходил от спецслужб

Лучший друг Белдяну, Ион Кирилэ, не может вернуться домой. 73-летний Ион Кирилэ ведет скромную жизнь в трехкомнатной квартире в спальном районе Мюнхена. У него все еще есть паспорт политического беженца. Он узнает последние новости из Румынии и часто беседует по телефону со своей сестрой, проживающей там. Но он не может вернуться на родину, потому что по-прежнему приговорен к смертной казни. Как будто было мало преследования со стороны секуритате, которое не прекращались 30 лет.

Вопрос: аком году Вы покинули Румынию и как это сделали?

Ответ: ересек румыно-югославскую границу в ночь с 6 на 7 августа 1950 года. В Югославии меня отправили в лагерь, где три месяца кормили фасолевым супом без фасоли… давали испорченную воду… Я покинул лагерь тяжелобольным. Мы достигли виллы, где нас накормили только для того, чтобы мы могли стоять на ногах. Потом нам дали работу.

В: ушли из лагеря с большой группой?

О: т, только с Думитру Окиу, моим одноклассником из Хуши. Мы не ушли, мы бежали…

В: к Вы добрались до Мюнхена?

О: Югославских лагерей я бежал два раза. Первый раз они меня поймали и приговорили к месяцу тюрьмы. Когда я бежал во второй раз, то отправился в Триест. Мы добрались туда вместе с Белдяну 3 сентября 1951…

В: е Вы познакомились с ним?

О: агере Зренянин, в первые недели после прибытия в Югославию. После этого мы всегда были вместе. Он был моим лучшим другом.

В: к вы жили до случая в Берне?

О: осемь месяцев провел в югославских лагерях. В Триесте было нормально, была свобода. Подготовка к нападению заняла 4-5 месяцев. Белдяну еще до Берна умел хорошо стрелять и учил нас. Я получил оружие.

В: е?

О: емцев, наладивших торговлю оружием.

В: чему Вы покинули Румынию?

О: ыл членом подпольной антикоммунистической организации «Белый крестовый поход против большевизма» (Cruciada alba contra bolsevismului). В мае 1950 было арестовано 17 учащихся из моего лицея, тоже вступивших в организацию. Меня не арестовали, потому что секуристы хотели увидеть, кто я есть на самом деле, и думали, что мне кто-то дал задание. И Окиу был арестован, но его через несколько дней отпустили, чтобы он помог выяснить, с кем я встречаюсь. За несколько дней до встречи Окиу сказал мне, что должен уйти. Из другого источника я узнал, что секуритате должны меня арестовать. Это оказалось правдой. Тогда я написал письмо моим родителям, а по истечении двух дней поздней ночью ко мне пришли, чтобы арестовать. Меня судил военный трибунал в Галаце.

В: сскажите больше про Берн…

О: начали подготовку еще в августе 1954 и продолжали ее до февраля, когда было совершено нападение. В группе были я, Белдяну, Окиу, Кодреску и водитель, Теодор Чокинэ. Мы поехали в Берн и кружили вокруг миссии на машине. Затем, в 12 ночи, мы вошли в парк и первое здание, где никого не нашли, кроме жены Аурела Шецу, водителя, который позже был ранен и скончался. В 1.30 на дипломатической машине прибыл курьер из Цюриха, мы его связали. Водитель не хотел сдаваться, его взяли на себя Кодреску и Окиу. Нужно было стрелять. Я сделал несколько выстрелов из окна посольства и укрепился там. Мы забаррикадировались и оставались в здании до 16.30 часов 16 февраля. Затем мы сдались, но перед этим было несколько перестрелок и переговоры со швейцарской полицией. Тогда нас отправили в тюрьму, где мы ждали окончания судебного процесса до июня 1956.

В: гда Вас начала преследовать секуритате?

О: ае 1950 года в Румынии. Здесь, за границей, судя по документам, к которым я имею доступ, меня постоянно преследовали до 1983 года. Мне кажется, что тогда им просто надоело.

В: о случилось с Вашими родственниками?

О: оме родителей остались сестра и брат. Моего отца отправили в лагерь, где он строил канал. Он провел там 5 лет. Он был священником. Его отправили в тюрьму не только из-за меня, но и из-за того, что он был слишком политически активен.

В: чувствовали, что секуритате охотится на Вас, и существует опасность быть похищенным?

О: , наихудший случай произошел в гостинице Daniel, где работал Белдяну. Владелец отеля попросил меня работать на него после того, как Белдяну похитили. И вот спустя 10-12 дней однажды ночью в гостиницу пришел человек и сказал, что хочет снять комнату. Я ответил ему, что имеются свободные номера. Он: «но мне нужен и гараж». Я ему: «гараж за углом». Он ушел, но через некоторое время вернулся, и сказал, что не смог его найти. Я ему: «уважаемый, гараж всего в пяти метрах за углом!». Он меня просил пойти с ним, но я нарисовал схему. И тут я понял, что что-то не так… Этот человек вернулся еще раз. Говорит: «мне не помог чертеж». Он попросил пойти с ним. И тогда я вытащил пистолет и потребовал, чтобы он не приближался, иначе я выстрелю. Человек убежал.

В: к Вы думаете, сколько раз Вас пытались похитить?

О: е-то пять-шесть раз.

В: носите пистолет? Как долго?

О: да. Мы постоянно носили оружие до 80-х.

В: ас все еще есть документы? Те, которые Вы украли?

О: сять лет назад я перенес операцию по вырезанию раковой опухоли в горле и находился в больнице около восьми месяцев. В это время, как сказала мне моя последняя жена, она оставила их в подвале и их съела моль…Но я не верю этому. Там были только мои документы и документы Белдяну, а также акты, некоторые фотографии и письма.

В: занимались шпионажем для западных спецслужб?

О: нормально сотрудничали. Им просто нужна была информация. Например, и англичане, и американцы хотели узнать об наших товарищах из лагеря в Тристе. И я им просто делал отчеты.

В: о были только англичане и американцы?

О: .

В: были дважды осуждены Бухарестом? Чтобы отменить приговоры, нужно предпринять очень многие меры.

О: наю, что сначала был приговорен трибуналом в Галаце, а затем, второй раз, был осужден вместе с Белдяну. Как я узнал в Министерстве юстиции, меня приговорили к смерти в 1959 году.

В: что-то делаете для отмены приговора?

О: . Последний раз мне сообщили о том, что приговор трибунала в Галаце отменен. Про другой приговор из Бухареста мне абсолютно ничего неизвестно.

В: чему Вы не вернулись в Румынию?

О: тому что мой смертный приговор все еще остается в силе. У меня нет немецкого гражданства, как и у Кодреску швейцарского. Я уже 44 года имею паспорт политического беженца.

В: м Вы занимаетесь в Мюнхене?

О: , я уже 12 лет нахожусь на пенсии. Веду нормальную жизнь, балансируя «на лезвии ножа», как они говорят. У меня проблемы со здоровьем.

Ион Кирилэ умер в 2012 году.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments