blog_of_art (blog_of_art) wrote in history_ru,
blog_of_art
blog_of_art
history_ru

Category:

Греки-эпироты в Албании. Часть 2

Оригинал взят у blog_of_art в Греки-эпироты в Албании. Часть 2

Убийство в Пешкепи и «процесс пятерых»

Ранним утром 10 апреля 1994 года неизвестные боевики совершили нападение на албанский военный пост в Пешкепи (Peshkepi, или Episkopi по-гречески) вблизи греко-албанской границы. В результате атаки двое албанских солдат погибли, еще трое получили ранения. Албанские власти немедленно обвинили в нападении Грецию: утверждалось, якобы боевики были одеты в греческую военную форму и говорили по-гречески. Появились слухи о том, что в Пешкепи орудовал греческий спецназ.

11 апреля ответственность за нападение взяла на себя никому до того не известная организация MAVI, базировавшаяся на территории Греции. Само греческое правительство категорически отрицало, что атака была проведена с участием греков. Правительству вторила греческая пресса: даже когда спустя несколько месяцев Министерство обороны и МИД Греции подтвердили, что диверсия могла быть делом рук греческих боевиков, греческие СМИ подвергли эту информацию цензуре и умолчали об этом громком заявлении.

На похороны погибших военнослужащих явилось 30 тысяч человек. Президент Сали Бериша обвинил Грецию в государственном терроризме и раскачивании обстановки на Балканах. Албания выслала греческого консула в Гирокастре и отозвала своего посла из Афин. В ответ Греция изгнала первого секретаря албанского посольства в Афинах.

18 апреля албанские силы правопорядка начали обыски, конфискации и аресты без ордера в южных греческих регионах Албании. Как позже выяснилось, обыски проводились агентами тайной полиции ShIK. Представители сил правопорядка были одеты в гражданскую одежду и отказывались называть себя, нередко применялась сила. Аресты осуществлялись по статье 48 Уголовного кодекса, принятого еще при тоталитарном режиме. Тогда это был самый жесткий уголовный кодекс в Европе, который Греция называла «сталинским».

Обыск в штаб-квартире Омонии в Саранде состоялся после полуночи. Тайная полиция не могла найти оправдания своим незаконным действиям, поэтому на все вопросы представителей Омонии отвечала, что причины обыска являются государственной тайной и не подлежат разглашению. Аналогичные обыски были проведены в других офисах Омонии. Во время проверок были изъяты архивы, книги, семейные альбомы, сберкнижки и всевозможные документы.

В результате обысков было арестовано несколько десятков человек. Однако только шестерым из них были предъявлены обвинения. Это Vangjel Papakristo (по-гречески Vangelis Papachristos), глава отделения Омонии в Саранде и член городского совета, Panajot Marto (Panayotis Martos), глава отделения Омонии в Дельвине, Theodori Bezhani (Theodoros Bezianis), глава отделения Омонии в Гирокастре, Kosta Qirjako (Costas Kyriakou), секретарь Ассоциации бывших политических заключенных и член местного совета Софратике в области Гирокастра, Irakli Sirmo (Herakles Syrmos), председатель Ассоциации бывших политзаключенных и вице-президент Омонии в Гирокастре, и Kosta Cavo (Costas Tsavos). Задержанные не были виновны: среди подсудимых мог оказаться любой случайный грек, попавший под горячую руку спецслужб. Следствие и процесс были демонстративными.

Арестованным в течение 3-5 дней не были предъявлены никакие обвинения, их держали в это время в застенках ShIK, а затем передали прокуратуре. Задержанных допрашивали 72 часа без перерывов, при этом Kosta Qirjako и Irakli Sirmo пытали и шантажировали.

Предотвратить дальнейшие пытки и шантаж помогло только вмешательство американских дипломатов, которые внимательно отслеживали ситуацию в стране. Благодаря хлопотам со стороны США, арестованные получили право на адвокатов. Кроме Theodori Bezhani, которому было разрешено выбрать себе адвоката самостоятельно, защитников подсудимым предоставило государство. Однако следственные органы начали препятствовать тому, чтобы задержанные встречались со своими родственниками и адвокатами.

Обвиняемым не дали возможности ознакомиться с материалами дела. Перед судом у них было всего полчаса для того, чтобы изучить 1200 страниц. 26 мая 1994 албанские власти собрали 56 свидетелей без надлежащей повестки явиться в суд: свидетелей просто и без лишних церемоний насильно вели и везли на судебное заседание и учитывали их показания даже тогда, когда они не являлись в суд. Греция восприняла «работу» со свидетелями как очередную волну арестов.

2 августа дела пятерых задержанных были переданы в суд, который должен был состояться 15 августа. Арестованных обвинили в попытке изменить государственную границу Албании (статья 47c тогдашнего УК) и в шпионаже (статья 47g). Оба преступления предусматривали 10 лет лишения свободы или смертную казнь. Также подсудимых обвинили в заговоре (статья 13), а Theodori Bezhani , Kosta Qirjako и Irakli Sirmo – в незаконном хранении оружия (статья 224/1).

Во время судебного процесса адвокаты ничего не могли поделать: только с 1992 года в Албании начали практиковаться суды с участием адвокатов, и защитники вообще не имели опыта. Адвокаты боялись возражать прокурору и не знали международных стандартов. В связи с этим судебный процесс прошел с нарушениями. Для заседания специально был выбран очень маленький зал, в который не поместились родственники подсудимых, журналисты и наблюдатели, зато в помещении было много стражей порядка. В первый же день заседания милиция оттеснила от здания суда толпу, жестоко избив греческого журналиста. Еще 23 грека во время разгона толпы было арестовано, среди них – журналисты из Греции и заместитель мэра Салоник, который находился в Албании с рабочим визитом. Заместителя мэра и еще одного человека сильно ранили, поэтому их пришлось госпитализировать. По поводу случившегося Афины выразили протест.

21 августа в разгар судебного процесса воздушное пространство Албании пересек неопознанный самолет, который прилетел из Греции. Из самолета над Северным Эпиром некто разбрасывал листовки с призывами к энозису.

7 сентября 1994 года судебный процесс завершился тем, что обвиняемых приговорили к 6-8 годам лишения свободы. 6 октября Апелляционный суд сократил сроки до 5-7 лет, но оставил обвинение в силе. 26 ноября состоялась очередная общая амнистия, и сроки заключения были сокращены еще на треть. 24 декабря президент Албании помиловал 14 заключенных, в том числе Irakli Sirmo, а сроки заключения других греков были уменьшены еще на 1-2 года. Наконец, 8 февраля 1995 года Верховный суд Албании постановил освободить греков, заключенных в результате судебного процесса. Во многом освобождение заключенных стало возможно благодаря давлению США.

Kosta Cavo судили отдельно от остальной пятерки: его обвинили в незаконном хранении оружия и 17 сентября приговорили к 2 годам лишения свободы. 26 ноября Коста освободили на условиях общей амнистии.

Высылка из Албании архимандрита Гирокастры в 1993 году и судебный процесс над Омонией стали поводом к тому, что Греция в 1993-1994 начала депортации нелегальных албанских мигрантов. Нелегалы давно надоели греческому правительству, поэтому греки считали эти меры вынужденными и не находили в них политической подоплеки. Однако депортации очень сильно ударили по албанской экономике, поскольку поступления от трудовых мигрантов резко уменьшились. С августа по ноябрь 1994 года из Греции в Албанию было выслано около 70 или 115 тысяч человек. Стоит при этом заметить, что в конце августа во время суда над Омонией количество высланных из Греции особ в день достигало 4 тысяч! Таков был ответ Греции на репрессии против Омонии. Но это совсем другая история.

В ответ на депортации мигрантов Албания начала препятствовать в открытии греческих школ в Северном Эпире и пошла на попятную в вопросе нацменьшинств. Отношения между странами после дипломатического кризиса оставались холодными вплоть до 1997 года, когда в результате краха государственной системы в Албании к власти пришли социалисты.

20 марта 1995 года греческие спецслужбы арестовали 7 членов MAVI, которые планировали совершить очередной вооруженный рейд в Албанию. Четверо из них оказались греками из Албании, а трое – уроженцами Греции. В ходе следствия было установлено, что убийство солдат в Пешкепи было совершено из оружия, которым располагала группировка. 25 марта было задержано еще два члена MAVI. Таким образом, виновные в убийстве военнослужащих все же понесли наказание.

Союз греческих и албанских социалистов

Греки – это единственное национальное меньшинство Албании, которое принимает активное участие в политической жизни страны и даже представлено в парламенте. Другие меньшинства ограничились деятельностью в сфере культуры и прав человека, либо не смогли преодолеть внутренних противоречий. Особенно сильные противоречия наблюдаются в среде ашкали, и, в меньшей степени, влахов. В настоящее время в Албании не существует откровенно шовинистических партий, готовых «порвать» нацменов, хотя отдельные политики периодически высказывают претензии по отношению к представителям национальных меньшинств.

Тем не менее, по обе стороны албано-греческой границы бытует большое количество стереотипов. Борьба Косово за независимость от Сербии обнадежила радикальное крыло Омонии в том, что Северный Эпир имеет шансы на присоединение к Греции. Хотя никто из лидеров албанских греков никогда открыто не призывал к пересмотру границы, в 1992-1997 годах в период правления Бериши время от времени против членов Омонии проводились репрессии. В частности, практиковались похищение людей и шантаж.

Юг является главной опорой албанских социалистов – бывших коммунистов. Перед выборами 1996 года албанские социалисты как всегда сделали ставку на южан, в том числе на греков. Когда социалисты начали агитацию в греческой «зоне меньшинств», Афины выразили озабоченность. По мнению греческого МИД, только представители, избранные национальным меньшинством, могут эффективно защищать интересы меньшинства. Социалисты эксплуатировали слухи о том, что между Омонией и ее креатурой «Партия прав человека» якобы в ближайшем времени произойдет раскол.

После окончания выборов 27 мая 1996 социалисты и 8 других крупных политических партий обвинили Сали Бериша в массовых фальсификациях и объявили о бойкоте. Сначала греческая «Партия прав человека» присоединилась к оппозиции, однако уже 30 мая поменяла ориентацию и встала на сторону демократов. 3 августа в партии начинаются склоки: Thoma Mico, второе лицо в «Партии прав человека», обрушился с критикой на Vasil Melo, лидера партии. 5 октября после глубокого кризиса внутри организации Омония меняет руководство и устав.

В 1994-1995 годах произошла «эллинизация» школьной программы, а в 1996 году греки получили право учиться на родном языке за пределами «зоны меньшинств». За высшим образованием на греческом албанские греки отправляются в Грецию, чаще всего – в Янину. Появилось несколько печатных СМИ на греческом.

Во время анархии 1997 года межэтнических конфликтов между греками и албанцами не было. Поскольку мятеж вспыхнул на юге, Сали Бериша попытался обвинить греков в том, что они вошли в круг неких заговорщиков, поднявших восстание, однако не привел никаких доказательств этого. В период анархии греки взяли под контроль отдельные населенные пункты с преобладающим греческим населением – в основном, села и небольшие города.

Кризис посеял панику среди греков Албании, и те начали массово уходить в Грецию по морю и суше. Когда в начале марта в Саранде начались погромы, греки погрузились на суда и отправились на Корфу. Впрочем, погромы почти не затронули греков: разграблению подверглось имущество сторонников Бериши, но греков погромщики не трогали.

Греция была взволнована кризисом и не хотела, чтобы албанская армия вошла на территорию Южной Албании, поскольку это могло спровоцировать еще больший исход беженцев в Северную Грецию. Все это время бастионом стабильности на юге Албании оставалась греко-албанская Гирокастра, однако в скором времени и этот город оказался в руках беспредельщиков.

Албанцы из Косово и сторонники Сали Бериши с севера считают, что победа социалистов в 1997 году стала во многом возможна благодаря негласной поддержке Греции. Трудно сказать, насколько это заявление соответствует действительности. В разгар кризиса МИД Греции открыто заявил о том, что страна готова стать посредником между Беришей и оппозицией. 14 марта греческим представителям удалось наладить связь с противостоящими сторонами. В тот же день Греция заявила, что не одобряет действия Сали Бериши, а греки-эпироты не имеют никакого отношения к насилию на юге Албании.

После отставки Бериши новое социалистическое правительство Албании наладило дружественные отношения с социалистическим правительством Греции. В новом албанском правительстве портфель министра связи достался представителю «Партии прав человека» – креатуры Омонии. Новое правительство было признано оппозицией, однако она потребовала у министров максимально дистанцироваться от Бериши.

Италия стала инициатором операции Alba по поддержанию порядка в Албании, а Греция как одна из заинтересованных сторон горячо ее поддержала. Когда в страну в рамках операции прибыли международные силы, греки-эпироты добровольно сложили оружие по требованию социалистического правительства. В составе миротворческого контингента в Албанию было введено 800 греческих военнослужащих. Всего в страну прибыло 7625 иностранных военнослужащих, из них 3800 – итальянцы и 950 – французы. Третий по величине контингент принадлежал Греции.

На фото: греческий миротворец на фоне десантного корабля HN Sanos (L174) проекта Jason. Албания, 1997 год

Сали Бериша и демократы в связи с этим в конце 90-х неоднократно обвиняли Грецию в том, что она вмешивается во внутренние дела Албании. Непрекращающееся противостояние социалистов и демократов неоднократно ставило Албанию на грань гражданской войны, что вызывало сильное беспокойство в Греции.

Например, 26 июня 1997 неизвестными был похищен член Омонии, который симпатизировал социалистам, и отец одного из албанских оппозиционных деятелей. Похитители потребовали у албанца снять свою кандидатуру с выборов, если тот хочет снова увидеть своего отца. За грека похитители хотели получить 40 миллионов драхм.

После кризиса 1997-1998 годов Сали Бериша и его сторонники-демократы вернулись во власть только в 2005 году. Теперь Бериша стал премьер-министром, а не президентом. Социалисты с юга, наоборот, перешли в оппозицию. Чуть ранее, в 2004 году, развалилось социалистическое правительство ПАСОК в Греции, и тесный союз между греческими и албанскими социалистами распался.

Союз между соцпартиями двух стран позволил смягчить взаимоотношения между государствами. Греция начала активнее принимать албанских трудовых мигрантов и стала предоставлять им регистрацию. Наблюдался спад албанофобии и грекофобии, страны отложили решение многих спорных вопросов, в том числе проблемы греков Северного Эпира. Все это время демократы-оппозиционеры во главе с Беришей критиковали социалистов за то, что те предают национальные интересы Албании.

Греки в посткризисной Албании

По результатам выборов 1997 года Омонии удалось утвердиться в нескольких греческих коммунах на юге Албании. «Партия прав человека» со временем так и не стала влиятельной организацией и в наши дни продолжает довольствоваться малым. Основная борьба Омонии идет за Химару и прилегающее к ней побережье: местные жители не относят себя ни к албанцам, ни к грекам.

Несмотря на непримиримое соперничество, социалисты и демократы в 2001 году даже объединились, чтобы победить Омонию на выборах в Химаре. В 2003 году демократы в Химаре вступили в союз с «Партией прав человека» и разгромили социалистов. Таким образом, Омония является партией местного значения, и для нее важны каждый городок и каждое село. Также Химара служит ярким примером того, как этническая принадлежность избирателей используется политиками для обеспечения своей победы на выборах. Соответственно, противостояние между греками и албанцами Северного Эпира лежит в области политики, а не межэтнических отношений.

На парламентских выборах 2009 года греческая «Партия прав человека» вошла в один альянс с социалистами и получила 1 место. 23 июня нынешнего года в Албании пройдут очередные парламентские выборы, при этом предполагается, что Омония продолжит полагаться на социалистов и выступит с ними в одном альянсе.

В 2011 году албанское правительство провело перепись населения с учетом национального состава страны – впервые с 1989 года! Тем, кто сообщал неверные сведения о себе, грозил штраф 1000 долларов. Тем, кто отказался участвовать в переписи, грозила тюрьма. При этом есть один нюанс: еще со времен Энвера Ходжи в паспортах греков и македонян, живущих за пределами «зон меньшинств», не указано, что они являются греками и македонянами. Соответственно, греки и македоняне вне «зон» вынуждены именовать себя албанцами. Эти положения действующего Закона о переписи вызвали протест со стороны Омонии. Наибольшей дискриминации, как всегда, подверглись влахи и ашкали.

Жители Албании продолжают отправляться в Грецию для заработка, торговли, за высшим образованием и даже для того, чтобы отклониться от службы в армии. Сейчас, когда в Италии и Греции нет работы, жители Албании, в том числе греки, массово начали возвращаться на родину. И теперь стихийное возвращение трудовых мигрантов стало проблемой для Албании: молодежь некуда девать. Зато проблема мигрантов с Грецией решена сама собой.

В 2006 году Албания и Греция договорились об открытии университета в Гирокастре. Важную роль в субсидировании греческого образования на юге Албании играет Янина: к пример вот. Также в приграничных регионах Албании и Греции реализуется несколько совместных экономических проектов, в том числе направленных на развитие туризма.

Греки-эпироты добиваются свободного использования греческого флага и гимна на территории Албании. Это требование может показаться очень странным, однако во время разделения Югославии сербы Хорватии добились права использовать сербские государственные символы в своих общинах. Сейчас основные споры между греками-эпиротами и Тираной сводятся к праву получать образование на греческом языке. Македоняне и албанцы продолжают борьбу с Тираной за включение в состав «зон меньшинств» некоторых населенных пунктов на юге Албании.

В следующий раз расскажу про бесчисленных (тьма их) албанских трудовых мигрантов в Греции и немного про Чамерию. А также отдельно про греческих военнослужащих в Албании.

По материалам:

The Greek Minority in Albania - In the Aftermath of Communism // Conflict Studies Research Centre. July 2001

Greeks of Albania and Albanians in Greece // Greek Helsinki Monitor. September 1994

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments