blog_of_art (blog_of_art) wrote in history_ru,
blog_of_art
blog_of_art
history_ru

О новой пороховой бочке Европы

На фото: македонский солдат пытается скрыться от снайпера NLA, 2001 год

По сравнению с другими югославскими республиками, Македонии в 90-е удалось избежать масштабного межэтнического конфликта. До 2001 года Македония даже рассматривалась в качестве неплохой модели сосуществования нескольких этносов в составе одного государства – пускай несовершенной, но работающей. События 2001 года застали многих аналитиков врасплох: никто не ожидал, что на западе страны сформируются албанские вооруженные группировки, оппозиционные Скопье. Таким образом, кризис изначально развивался подспудно, и признаки приближающегося краха македонские политики предпочитали игнорировать. В свою очередь, на Западе молодая Македония была недостаточно изучена: интерес к проблемам страны появился только после войны.

В ближайшем будущем Македонию вряд ли ожидает стабильное развитие. Как показали события зимы 2012-2013 годов, когда разгорелся конфликт из-за бюджета, еще несколько десятилетий страну будут сотрясать восстания и массовые беспорядки, вызванные глубокими этническими и социальными разломами. Давление Евросоюза – это единственный стабилизирующий фактор, и если он исчезнет, то вся система мгновенно обрушится.

«Мы» и «они»

По иронии судьбы, на территории современной Македонии в конце 19 – начале 20 века располагался один из крупнейших центров албанского национально-освободительного движения. Именно здесь албанские борцы за независимость наладили сотрудничество со своими болгарскими единомышленниками. Уже в период Балканских войн и в Первую мировую «ничейная» Македония со смешанным населением заинтересовала Сербию и Болгарию, причем в планах Сербии этот регион занимал особое место: Белград намеревался выйти к Эгейскому морю. В дальнейшем албанская община региона проиграла в политической борьбе, и край повторил судьбу Эпира, будучи разделенным на две части.

После провозглашения независимости Македонией в 1991 году албанская община утверждала, что составляет около 40% населения республики, хотя по результатам переписи 1994 года было установлено, что в стране проживает только 22,9% албанцев. Сейчас этнические славяне-македоняне составляют только 2/3 населения современной Македонии. Около четверти населения – албанцы, оставшиеся граждане – турки, цыгане, сербы и другие народы. По результатам переписи населения 2002 года только 64,8% жителей назвали себя православными христианами, в то время как 33,3% –  мусульманами.

Этническая карта Македонии, составленная по результатам переписи населения 2002 года. Албанцы обозначены коричневым.

Сейчас в 2-х миллионной Македонии проживает 500 тысяч албанцев, и в будущем эта цифра вырастет. У албанской и цыганской общин рождаемость традиционно выше, чем у славян. Это объясняется культурными различиями, а также образом жизни: славяне преимущественно живут в городах, а национальные меньшинства – в сельской местности. Македония, кстати, остается одной из немногих стран Европы, где население продолжает стремительно омолаживаться, а рождаемость превышает смертность. В связи с ростом албанской общины славяне опасаются, что албанцы со временем возьмут верх, и потребуют автономии или федерализации республики. Страх перед «Великой Албанией» заставил македонских политиков на высоком уровне обсуждать возможность обмена территориями и населением с Албанией. Вероятно, Македония хотела бы получить в качестве компенсации македонскую «зону меньшинств», что в области Корча.

В период существования Югославии между албанцами и славянами не возникало споров и конфликтов. Тем не менее, происходило социальное расслоение: македоняне-славяне переселялись в города и получали высшее образование, в то время как албанцы предпочитали оставаться в сельской местности. В государственных структурах доминировали славяне, они же занимались квалифицированным трудом и имели высокий уровень профессиональной подготовки. Селяне-албанцы в своем большинстве оставались бедны и необразованны, в то время как горожане-славяне получили возможность выучиться и несколько улучшить свое материальное положение (в рамках системы, разумеется).

На фото: албанские старцы в мечети Тетово. 1998 год, Nikos Economopoulos/Magnum Photos

В конституции независимой Македонии провозглашалось равноправие «всех народов, которые постоянно сосуществуют вместе с македонянами». Однако социальное неравенство, возникшее во времена Югославии, все еще сохранялось. В отличие от Сербии, после обретения страной независимости македонские албанцы все же частично интегрировались в органы местного самоуправления и полицию. Появилось несколько албанских партий, в том числе «Демократическая Партия Албанцев» и «Партия за Демократическое Процветание». Албанские партии принимали активное участие в формировании коалиционных правительств, хотя в политике всегда доминировали славяне. Но мелкой сошкой албанских парламентариев все же назвать невозможно.

Албанские партии имели второстепенное значение в парламенте, и, соответственно, албанцы не могли получить доступ к легальному бизнесу. В связи с этим многие предприниматели-албанцы занимались нелегальными видами деятельности. В результате рыночных реформ славяне-горожане оказались в выигрышном положении, так как албанцам-селянам на общегосударственном уровне не позволял действовать их архаичный клановый уклад.

Из-за этого организованная преступность в Македонии была связана, в основном, с албанской общиной. Одним из приоритетных направлений преступных группировок стала контрабанда. Однако в феврале 2001 Македония и Сербия подписали договор о границе и ужесточили правила таможенного контроля, что привело к недовольству в среде контрабандистов. Глупо считать, что вся албанская община буквально поголовно была очагом преступности в регионе: точно так же контрабандой занимались и македоняне-славяне, и сербы.

По официальной статистике, последние 20 лет уровень безработицы в Македонии колеблется в диапазоне 25-35%. По неофициальной – безработица составляет только 20%, но это невозможно доказать. Дело в том, что большое количество людей работает в приватном порядке, что позволяет работодателям сэкономить на социальных выплатах. Кроме того, некоторые граждане зарегистрированы в качестве безработных только для того, чтобы получать выплаты по медицинскому страхованию.

Средняя месячная зарплата в республике – 300 евро. При этом 20% населения находятся за чертой бедности, и живут менее чем на 180 евро в месяц. Коэффициент Джини показывает, что в стране – самый большой в Европе разрыв между бедными и богатыми. По мнению экспертов, в будущем это приведет к беспорядкам и сильным социальным потрясениям.

Многие граждане ищут работу в государственном секторе, потому что частные предприниматели постоянно балансируют на грани банкротства. При этом получить должность в государственном учреждении можно только при помощи политических связей. В прошлом распределение рабочих мест происходило неравномерно: до конфликта 2001 года была сильная дискриминация албанцев и цыган. Трансформация страны после 2001 года привела к уподоблению Македонии государствам Запада. Албанцы имеют про-западную ориентацию, и реформы воспринимают с воодушевлением. Как показывают опросы, в последние годы албанцы стали более удовлетворены своей жизнью, чем славяне.

Традиционно нужно рассказать о системе образования, тем более это очень важный аспект. В отличие от соседних государств, в Македонии нет никаких проблем с обучением на языке национальных меньшинств. Скорее, все обстоит как раз наоборот: преподавание в албанских школах ведется исключительно на албанском языке, в то время как македонский является отдельным предметом и изучается с третьего класса.

Сегрегация албанцев и славян-македонян начинается с детства. В смешанных школах дети из албанских и славянских классов вообще не общаются и не сотрудничают друг с другом даже на переменах. То же происходит с учителями: нередко коллеги разных национальностей конкурируют между собой, и борются за должности, заручившись поддержкой той или иной общины. В редких ситуациях даже ведется отчаянная борьба за название школы или кресло директора. В общем, все по замыслу правительства, заинтересованного в перманентном гражданском конфликте.

Четкое разделение на «мы» и «они» культивируется с детства и прививается ребенку в семье и обществе. Мировоззрение детей формируется на основании стереотипов и предрассудков. Любой межличностный конфликт может привести к вспышке насилия на этнической почве, и закончится трагедией. Нередко между славянской и албанской молодежью всех возрастов происходят бои «стенка на стенку» в общественных местах. Албанские и славянские студенты ранее имели высокую политическую сознательность, бойкотировали занятия и ходили на демонстрации. Напряженность привела к тому, что еще в 90-е годы произошло несколько межэтнических столкновений в районе Тетово и Гостивара. Выборы 1998 года из-за несовершенства избирательной системы завершились драками на избирательных участках, а после президентских выборов 1999 года социалисты и их союзники обвинили албанскую общину в массовых подтасовках в пользу Трайковского, и это вылилось в новое противостояние.

Тем не менее, за последние 10 лет произошла деполитизация македонского общества. Несмотря на то, что молодежные этнические группировки настроены друг против друга, они не поддерживают никаких политических партий. Молодые люди хорошо ознакомлены с принципами работы политической системы Македонии (о чем речь пойдет ниже), поэтому предпочитают бойкотировать выборы. В связи с этим на выборах и референдумах наблюдается низкая явка, подчас голосования бывают сорваны из-за малой активности избирателей. Старшее поколение, выросшее в Югославии, желает «твердой руки», и хочет возвращения авторитаризма.

Из-за раскола в обществе во многих школах и колледжах практикуется учеба по двум сменам. В первой половине дня учатся представители одной национальности, в то время как дети другой национальности приходят в школу после полудня. Правительство считает сегрегацию «хорошей» превентивной мерой.

Школьная и университетская программы тоже не способствуют сближению двух народов. Албанцы и другие нацмены изучают историю, литературу и культуру македонян-славян в полном объеме, в то время как наследию других народов в программе практически не нашлось места.

Западные педагоги предлагают «спасти» Македонию, уделив большее внимание личностно-ориентированному обучению. По мнению аналитиков, работа в группах приводит к еще большей поляризации общества. Стоит при этом заметить, что еще до кризиса 2001 года македонские общественные объединения инициировали несколько социальных программ, направленных на установление взаимопонимания между албанскими и славянскими учащимися.

Албанская община требовала и требует, чтобы албанский был объявлен официальным языком страны, а также желает официальной государственной поддержки в вопросах обучения на родном языке. В частности, большой проблемой было открытие албано-язычного университета в Тетово.

Между тем, македоняне-славяне опасаются, что албанцы захотят автономии, и даже отделятся от Македонии. Существует масса стереотипов: к примеру, утверждается, что албанцы уклоняются от уплаты налогов, недостаточно лояльны Скопье и вообще – все поголовно жулики. Славянские политики сетуют, что национальные меньшинства страны находятся в выгодном положении, и им предоставлено больше привилегий, чем во многих европейских государствах. Отчасти это правда.

Анатомия Македонии

Как отдельное славянское государство Македония создана только в 1944 году, и до этого не имела самостоятельной государственности. В 1945 году республика вошла в состав Югославии на равных условиях с остальными югославскими странами. В 1991 году Македония получила независимость от Югославии мирным путем: после отделения Словении, Хорватии, Боснии и Герцеговины в стране был проведен референдум, на котором большинство избирателей высказалось за провозглашение независимости. В 1992-1993 годах после спора с Грецией Македония стала членом ООН под названием Бывшая Югославская Республика Македония.

В 1992-1996 против страны действовали санкции ООН в рамках давления на СРЮ, так как у республики были проблемы с международным признанием. Дополнительно в 1994-1995 сказывалось торговое эмбарго со стороны Греции.

Нехватка рабочих мест, низкокачественная инфраструктура, незавершенная приватизация, плохие условия для частного бизнеса, общее слабое экономическое развитие сделали Македонию очень уязвимой. Неожиданно и без того непростые внутренние противоречия были усилены кризисом в Косово, когда в злополучном 1999 году в Македонию прибыло 250 тысяч албанских беженцев. Скопье неохотно принимало переселенцев, и поскорее отправляло их в третьи страны. Часто македонские пограничники задерживали караваны с оружием KLA, которая в спешке эвакуировалась из Косово.

Македония – это парламентская республика. Полномочия президента ограничены премьер-министром. Если возникают противоречия между правительством и парламентом, правительство всегда оказывается в более выигрышном положении. Из-за этого у любой парламентской оппозиции практически нет шансов победить в политическом противостоянии с правящими партиями. Единственная возможность что-то изменить – блокировать работу парламента и пустить ситуацию под откос.

Политическую систему Македонии можно охарактеризовать как «формальную демократию». Под личиной демократической республики – клиентелизм, кумовство, коррупция, сильно политизированные государственные службы и органы, сращение политической власти и экономики. В общем, ничего нового и необычного нет, просто имеется отпечаток местной специфики. При этом в сельской местности, особенно среди албанцев, действует архаичная клановая система, которая, однако, не имеет никакого влияния на «большую» политику.

Крупнейшие политические партии имеют широкую поддержку, так как в случае проигрыша пострадают их клиенты. Соответственно, в интересах клиента – любыми способами обеспечить победу «своей» партии. Единство партии обеспечивается фигурой лидера, вокруг которого группируются союзники. Внутрипартийная демократия как таковая практически отсутствует. Проигравший лидер теряет всех клиентов и союзников.

Партии зависят от денег своих клиентов: даже ведущие объединения Македонии не могут позволить себе самообеспечение. В связи с этим политики обращаются за помощью к предпринимателям. Оппозиционные партии находятся в особенно трудном положении, так как крупнейшие доноры финансируют только власть держащих. Те же, кто помогает оппозиции, попадают под давление со стороны правительства в виде проверок и аннулирования лицензий. СМИ политизированы, и прямо или косвенно принадлежат бизнесу и политическим партиям.

Предприниматель никогда не ставит на одного кандидата. Он меняет свои политические предпочтения в зависимости от шансов на победу той или иной партии. Сами политики из противоборствующих лагерей тоже не обращают внимания на программы своих соперников. В связи с этим становятся возможными фантастические коалиции албанских и славянских националистов. За все время существования Македонии только один раз в 2006 году славяне и албанцы отказались формировать в парламенте большинство, и это привело к перевыборам 2008 года. Таким образом, программа любой македонской партии – пустой звук и популизм, а выборы – рыночные торги.

Партия, победившая на выборах, тотчас начинает проводить масштабные кадровые перестановки. В частности, происходит увольнение сторонников проигравшей партии с государственных должностей и из контролируемых правительством компаний. По неофициальной статистике, кадровые перестановки после выборов 2008 и 2009 годов затронули 30 тысяч человек, или 5% всех рабочих мест в республике.

Политическая власть равноценна экономической: уходя из политики, лидер теряет все, в том числе нажитое непосильным трудом свой «бизнес». В связи с этим борьба за власть превращается в борьбу за выживание: тот, кто остается в оппозиции, должен погибнуть (разориться). Из-за этого во время выборов политики готовы к любым ухищрениям, вплоть до нагнетания межнациональной напряженности для мобилизации электората. Кроме того, перманентный межнациональный конфликт помогает властям скрыть более насущные социальные и экономические проблемы. Вот уже более 10 лет подряд каждый раз накануне выборов или даже в день голосования как по часам происходит очередное запланированное обострение ситуации.

Иногда предприниматели, когда структура политической власти начинает закостеневать, подливают масла в огонь противоборства между албанцами и македонянами. Это становится причиной скандалов и перестановок, помогает встряхнуть политическую систему, и приводит к власти новых игроков. Со сменой политического ландшафта меняются условия внутреннего рынка, и одни «бизнесмены» получают преимущества над другими.

Бесконечное противостояние с албанцами выгодно Скопье, и руководство Македонии по своей воле не собирается прекращать вялотекущий конфликт. Нормализация последних лет состоялась только под сильным давлением ЕС. Фактически, Охридские соглашения заложили основу новой политической системы, и позволили частично исправить некоторые перекосы. Теперь Македония находится под неусыпным контролем Евросоюза, который считает эту страну ключом к миру на Балканском полуострове.

С 1991 до 1999 года президентом республики был социалист Киро Глиголов: он взял курс на невмешательство в югославские войны и придерживался нейтральной позиции во многих международных вопросах. Первые 7 лет большинство мест в македонском парламенте принадлежало бывшим коммунистам, однако на выборах 1998 года избиратели отдали предпочтение националистам из ВМРО-ДПМНЕ (Внутренняя македонская революционная организация – Демократическая партия за македонское национальное единство), центристской «Демократической Альтернативе» и албанской «Демократической Партии Албанцев». На президентских выборах 1999 года Борис Трайковский от ВМРО-ДПМНЕ одержал победу над социалистом Тито Петковски, который, по замыслу 81-летнего Глиголова, должен был стать новым президентом Македонии. Победа Трайковского во многом стала возможна благодаря широкой поддержке албанского меньшинства. Кстати, Трайковский погиб в 2004 году в авиакатастрофе, во многом похожей на крушение самолета президента Польши под Смоленском. Но, кажется, кроме маленькой Македонии, на это никто не обратил внимания.

В ноябре 2000 года центристская «Демократическая Альтернатива» пожелала распустить правительство, и перешла на сторону социалистической оппозиции. В результате правительство потеряло доверие народа, общество потрясали политические скандалы и интриги, рейтинги правящих партий неуклонно снижались. На 2002 год были назначены досрочные парламентские выборы. Для роста рейтингов все нуждались в чем-нибудь экстраординарном. И подходящий случай выпал как раз вовремя.

Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments