blog_of_art (blog_of_art) wrote in history_ru,
blog_of_art
blog_of_art
history_ru

Categories:

Хроника 2001 года

На фото: юный албанец обменивается приветствиями с одним из командующих NLA. Мальчик играет в войну со своими сверстниками в селе Шипковица 10 июля 2001 года

Когда пожар войны разгорелся, албанские и славянские политики в рамках избирательной кампании очень удачно использовали противостояние для консолидации электората. И в последнюю очередь все стороны конфликта были заинтересованы в прекращении войны. События 2001 года – это ярчайший пример того, как политические партии и отдельные лица ставят собственные интересы выше интересов своей страны. К сожалению, эта черта присуща не только Македонии. При этом многонациональная армия встала на защиту своей страны и честно выполнила долг, несмотря на низкий боевой дух.

Кризис македонской государственности – это не уникальное явление. С похожими вызовами столкнулись многие европейские национальные государства, которые обрели независимость в 20 веке, начиная от Австрии и заканчивая Молдавией.

Кризис в Тетово и Куманово

Следуя логике британского академика и профессора Лондонской школы экономики Мэри Калдор, Конфликт в Македонии – это «новая война». «Новые войны» происходят внутри государства, их главные участники – криминальные элементы, приватная милиция, партизанские и военизированные группировки. В ходе противостояния все противники стремятся извлечь максимальную материальную выгоду и используют насилие как инструмент укрепления собственной власти. Для мобилизации населения используются «обновленный» национализм, национальная символика, пропаганда через СМИ.

Также отличительной чертой «новой войны» является деградация правящей элиты до уровня организованной преступности и потеря ею легитимности в глазах народа. «Новые войны» происходят в странах со стагнирующей экономикой. В конфликте задействована малая часть населения – большинство граждан ведут (или пытаются вести) обыденный образ жизни. Тем не менее, в результате конфликта происходит криминализация, а то и распад общества.

Существует утверждение, будто конфликт в Македонии начался после обыкновенного журналистского расследования. Якобы один из журналистов обнаружил возле приграничного села Танусевчи маршрут, по которому из Македонии в Косово доставлялись контрабандные товары. Собственно, это и стало отправной точкой кровопролития.

Неизвестно, чем конкретно торговали албанцы и македоняне в Танусевчах. Скорее всего, это были оружие и военная техника, в которых остро нуждались косовские инсургенты. Также Македония является источником женщин, которые через Косово и Сербию продаются в благополучную Европу. К 2001 году македонско-албанская мафия включала в себя членов и албанской, и славянской общины, и среди контрабандистов не существовало никаких национальных или религиозных предрассудков. Кроме того, организованная преступность укоренилась в полиции и чиновничьем аппарате, и стала неотъемлемой частью довоенной политической системы.

Вероятно, когда тропы и тайники в Танусевчах были обнаружены, македонско-албанские группировки выступили единым фронтом в защиту собственных интересов. Возможно, у преступников даже нашлись защитники в высших эшелонах власти.

После февральского поражения при Танусевчах и Теарце албанские инсургенты второй раз вторглись в Македонию только в середине марта. Повстанцы заняли несколько высокогорных сел возле Тетово всего в30 километрахот столицы страны. Позиции македонской полиции и армии находились у подножия гор, поэтому бойцам NLA не представляло особой сложности обсыпать противника минометными снарядами и пулеметными очередями. Фронт проходил по окраинам Тетово, при этом в первые дни после вторжения полиция и спецслужбы избегали крупных боев. Правительство предлагало мятежникам сложить оружие, но тщетно.

На фото: правительственные силы ведут огонь по боевикам NLA, закрепившимся на холмах вокруг Тетово. Марко Георгиев, 20 марта 2001

На фото: правительственные силы ведут огонь по позициям мятежников в Тетово. Март 2001

22 марта на КПП в Тетово произошло недоразумение: македонские службы безопасности убили двоих албанцев – сына и отца. Событие было задокументировано удивительно оперативными журналистами и снято сразу с нескольких ракурсов. Албанская община города была разъярена гибелью своих соплеменников, и в тот же день вышла на баррикады. NLA тотчас же вошла в Тетово с северных холмов, но после непродолжительных уличных боев быстро отступила назад под давлением полиции и военнослужащих.

За несколько дней до этого 18 марта правительство объявило о мобилизации резервистов. 25 марта вооруженные силы перешли в контрнаступление, и при поддержке танков и артиллерии заняли горные села возле Тетово. Если верить официальным сообщениям, инсургенты не оказали упорного сопротивления, и быстро покинули занятые позиции. 29 марта было объявлено о прекращении операции. Правительство сообщило, что противник с позором бежал с поля боя. Командиры мятежников оправдывались, что ушли в Косово для перегруппировки. За неделю боев потери обеих сторон были относительно невелики, и измерялись единицами погибших и десятками раненых.

Вдохновленные успешным началом военной кампании, президент Трайковский и премьер-министр Георгиевский категорически отказались вступать в диалог с повстанцами. С другой стороны, 2 апреля президент провел первое совещание с представителями всех политических сил Македонии. NLA тоже хотела участвовать в переговорах, но администрация президента проигнорировала эту просьбу. В апреле в Македонии установилось относительное затишье, и к 23 числу политические партии (без NLA) после продолжительных и сложных дискуссий на пятом заседании договорились отложить перепись населения до более спокойных времен. Также было принято решение восстановить разрушенные в результате кризиса частные дома и поскорее помочь албанским беженцам из Косово вернуться в свой край.

Естественно, NLA возмутилась тем, что ею пренебрегают. Еще во время консультаций в некоторых регионах Македонии возобновилось насилие. А 28 апреля албанские партизаны устроили засаду на военный конвой возле села Vejce, что рядом с Тетово. В результате погибло 8 и ранено 3 военнослужащих. Как установило следствие, боевиков кто-то заранее проинформировал по радиосвязи о маршруте конвоя. Тела солдат были изуродованы, что вызвало недовольство славян. Атака стала поводом для албанского погрома в городе Битола на границе с Грецией. Из-за массовых беспорядков и нападений на албанские магазины в городе даже пришлось ввести комендантский час.

В начале мая повстанцы в очередной раз попытались закрепиться в Македонии. На этот раз они пришли с северного направления, и заняли села возле Куманово. 3 мая мятежники организовали еще одну засаду в селе Ваксинце, убив двух и похитив одного военнослужащего. В ответ правительство подняло в воздух вертолеты, и начало атаки с воздуха против мятежных групп. В тот же день военное командование решило провести наступательную операцию в Куманово. Македонский спецназ эвакуировал местных жителей из занятых мятежниками сел, и только после этого правительственные силы начали артиллерийскую бомбардировку вражеских позиций. Армия действовала очень аккуратно, и старалась без надобности не разрушать частные дома и объекты инфраструктуры. В течение недели повстанцы были вытеснены из нескольких сел в окрестностях Куманово. Особенно тяжелые бои происходили в Лояне и Ваксинце: в этих больших селах боевикам удалось создать надежный укрепрайон. Взять села после продолжительной городской герильи удалось только к 26 мая.

На фото: македонский Ми-24 совершает противоракетные маневры после того, как нанес удар по позициям мятежников в селе Ваксинце. За все время конфликта инсургенты неоднократно пытались сбить воздушную технику, но ни разу этого не смогли сделать. Боевых потерь в составе ВВС Македонии нет. 8 мая 2001, Олег Попов

На фото: македонская бронетехника возле села Слупкане, 2001 год

На фото: мужчина - житель села Слупкане и член NLA - стоит напротив своего разрушенного дома. Май 2001

На фото: в перерывах между боями спецназ и военные эвакуировали из сел возле Куманово местных жителей. Мужчин отделяли от женщин и детей, грузили в автобусы и отправляли на "парафиновый тест". По результатам криминальной экспертизы определяли, кто из исследуемых стрелял из оружия. На этой фотографии - мужчины из села Ваксинце ждут отправки на тест

В мае действовало кратковременное перемирие. Правительство в этот момент заявило о своем успехе, так как из рядов NLA началось дезертирство.

Несмотря на успехи армии, под контролем мятежников все еще оставался ряд населенных пунктов возле Куманово. Одновременно возобновились бои в горах на севере Тетово. Более того, NLA укрепилась на холмах возле Скопье, и начала угрожать непосредственно столице. Наступление правительственных сил в одном направлении немедленно приводило к ослаблению защиты на других направлениях, и повстанцы этим удачно пользовались.

Повстанческая война сопровождалась глубоким политическим кризисом. Нужно напомнить, что страна готовилась к перевыборам парламента, так как в ноябре 2000 центристская «Демократическая Альтернатива» вышла из состава правительства.

Несмотря на маневры социалистической оппозиции, 11 мая партии Македонии договорились сформировать правительство национального единства, и уже 13 мая новый кабинет приступил к работе. Премьер-министром остался болгарофил Любчо Георгиевский. В парламенте доминирующее положение заняли «Социал-демократический альянс Македонии» (сформирован на основе ВМРО-ДПМНЕ, «Демократической Альтернативы» и «Демократической Партии Албанцев») и «Партия за Демократическое Процветание» (вторая ведущая албанская партия Македонии). Досрочные выборы в парламент были назначены на 27 января 2002 года.

Но до единства было далеко: все дружно плюнули на судьбу страны и взялись за подготовку к выборам, и с этой целью начали консолидировать электорат. Предвыборная кампания еще не стартовала, а уже 22 мая вошедшие в парламентскую коалицию албанские партии под эгидой ОБСЕ встретились с представителями NLA. Началось тесное сотрудничество боевиков и официально зарегистрированных албанских партий. С началом вопиющего коллаборационизма (если это можно так назвать в условиях македонского конфликта) коалицию национального единства удалось спасти только благодаря вмешательству Хавьера Соланы.

Одновременно раскол наметился и в верховном руководстве Македонии: отъявленный националист Георгиевский настаивал на войне до победного конца и выступал против переговоров с «террористами». Умеренный президент Трайковский, в свою очередь, сотрудничал с НАТО, и пытался урегулировать ситуацию при помощи дипломатии. Были и военные во главе с генералом Панде Петровским, который желал поскорее разгромить мятежников, и поддерживал Георгиевского.

Борис Трайковский – предатель или патриот?

В мае повстанцы прекратили подачу воды в Куманово. Несмотря на успехи военных, NLA все еще контролировала гидротехнические сооружения в Липково, что в горах над Куманово. Спецназу не удалось эвакуировать многотысячное население села, что затрудняло борьбу с мятежниками. Более того, 10-12 июня боевики совершили бросок от Куманово на юг, и заняли Арачиново, что на восточной окраине столицы. 13 июня NLA объявила это село «свободной территорией». Военные не были готовы к такому повороту событий: никто даже не предполагал, что мятежники вместо обороны попытаются прорваться к Скопье.

До столицы оставалось преодолеть всего8 километров. Возникла угроза того, что в Скопье начнутся уличные бои, а парламент, аэродром, промышленные предприятия и важнейшие учреждения будут бомбардированы.

Гуманитарная катастрофа в Куманово и стремительное наступление повстанцев на столицу заставили правительство 11-12 июня объявить о перемирии с NLA. Чуть позже обе стороны продлили мораторий на военные действия до 27 июня. В Липково при посредничестве ОБСЕ были отправлены продукты питания и гуманитарная помощь, а мятежники возобновили подачу воды в Куманово. Однако перемирие оказалось очень хрупким: буквально через несколько часов после прекращения огня NLA напала на македонский полицейский конвой возле Тетово. Кроме того, повстанцы укрепили свои позиции в Арачиново, разгромили церкви и сожгли дома славян-македонян в селах возле Куманово.

Еще 8 июня незадолго до перемирия Трайковский представил программу примирения и разоружения, и предложил объявить частичную амнистию для повстанцев. 12 июня правительство утвердило план президента. 14 июня Трайковский сообщил, что если предложенная им программа начнет работать, разоружением NLA займется НАТО, и попросил помощи у альянса. 15 июня начались новые переговоры, на которых обсуждались возможные поправки в конституцию с целью повысить статус албанской общины. Но уже 20 июня Трайковский заявил, что переговоры зашли в тупик, и возложил всю вину на противника.

Все это время происходила перегруппировка правительственных сил. Руководство Македонии было взволновано взятием Арачиново, и попыталось устранить угрозу столице. Президент Трайковский настаивал на переговорах с повстанцами, в то время как премьер-министр Георгиевский хотел решить проблему силовым путем. В конце концов, в закулисном противостоянии победили «ястребы». План операции в Арачиново разработал генерал Панде Петровски.

21-22 июня правительственные войска нарушили перемирие, бомбардировав занятую повстанцами территорию возле Арачиново. НАТО не знало о предстоящей операции, поэтому было ошеломлено действиями Скопье. Штурм села продолжался в течение трех дней с применением авиации, артиллерии и танков. Основной силой стали «Тигры», возглавляемые генералом полиции Стоянце Ангеловым и тяжело раненым в этом бою.

На фото: македонский Т-55 на дороге в Арачиново. 22 июня 2001, Ognen Teofilovski

На фото: боец "Тигров" осматривает позиции мятежников в Арачиново после того, как НАТО эвакуировало из села повстанцев. В долине на заднем плане заметно Скопье. Июль 2001

Весь гнев альянса обрушился на одного человека – Панде Петровски, возглавившего операцию. Дело в том, что в Арачиново находилось два десятка граждан США – вероятно, военных инструкторов. В своих мемуарах Петровски вспоминает, что Трайковский, мягко говоря, выразил недовольство действиями армии, а ВВС Македонии сообщили о приближении 6 истребителей из Италии через Албанию в направлении Скопье. Генерал счел это шантажом со стороны НАТО, так как операция в Арачиново шла успешно, и село с минуты на минуту могло вернуться под контроль правительства.

Специальный представитель ЕС Хавьер Солана после начала штурма Арачиново высказался за скорейшую эвакуацию албанских партизан из села при поддержке НАТО. После коротких, но напряженных переговоров с Соланой Трайковский объявил о прекращении операции в Арачиново.

Это заявление вызвало протесты со стороны славянского населения, и в тылу у правительственных войск в Скопье начались анти-НАТОвские демонстрации. Беженцы из Арачиново и жители Скопье захватили и разгромили парламент (видимо, народная традиция во многих восточноевропейских странах). Вооруженные демонстранты называли Трайковского предателем, и требовали его отставки. Георгиевского, естественно, не трогали – свой человек, так и рвется войну. Полиция не вмешивалась в демонстрации, и чудом удалось избежать жертв.

25 июня по инициативе Хавьера Соланы была предпринята неудачная попытка возобновить переговоры между NLA и правительством, но разъяренная толпа сорвала ее. Солана хотел новое перемирие, при этом Арачиново вернулось бы под контроль правительства. В тот же день около 80 военнослужащих США из миссии KFOR эвакуировали 300 албанских повстанцев из Арачиново вместе с оружием и ранеными. Эвакуацию НАТО согласовало с македонским правительством.

Бои тем временем продолжались. Повстанцы заняли еще 4 села возле Тетово, и благодаря этому еще немного придвинулись к столице. В этот критический момент македонские политики сразу вспомнили о предложении Соланы, и 5 июля согласились на новое перемирие. Гарантом мира выступило НАТО. Естественно, мир был на невыгодных для Скопье условиях, так как руководство республики спохватилось слишком поздно.

Рождение «рамочной Македонии»

В соответствии с условиями перемирия, от границы с Косово до Тетово создавалась демилитаризированная зона. Армия покинула город, и в Тетово и окружающих селах осталась только полиция. Повстанцы 9 июля заняли покинутые правительственными войсками территории вокруг Тетово, что привело к новому кризису и массовому исходу славянского населения. NLA неоднократно похищала местных славян, хотя узники задерживались в плену у инсургентов ненадолго. Полиции без поддержки военных пришлось несладко: КПП и полицейские участки превратились в главные цели мятежников, а покидать села стало опасно. В горах боевикам удалось создать разветвленную сеть укреплений, откуда NLA продолжила минометные обстрелы Тетово.

В ответ македоняне потребовали у полиции оружие, и в нескольких славянских селах создали «сельскую милицию». Добровольцы нашли широкую поддержку у македонских беженцев, изгнанных после перемирия из своих домов возле Тетово. В принципе, до конца июля обе стороны были пассивны, и ограничивались вялотекущей окопной войной и партизанщиной. На этом этапе конфликта военные, по условиям мира, участия в боях не принимали.

Но NLA было мало одних только сел и холмов. Уже 22 июля инсургенты снова сошли с гор и атаковали Тетово. В Скопье быстро поняли, что сотня полицейских не может противостоять группе боевиков с тяжелым оружием. Скрепя сердце, правительство вопреки требованиям НАТО направило в город регулярные войска при поддержке артиллерии и авиации. 24 июля наступление повстанцев удалось остановить, однако противник смог закрепиться в пригородах Тетово. Теперь фронт проходил прямо по городским улицам.

Македоняне-славяне сочли, что НАТО поддерживает албанцев, и 24 июля устроили погромы в посольстве США и дипмиссиях других западных государств. Несмотря на это, 25 июля правительство и повстанцы при посредничестве альянса достигли соглашения о прекращении огня. От обеих сторон требовалось, чтобы они покинули свои позиции, и позволили беженцам вернуться в свои дома.

На фото: македонские беженцы из окрестных сел в одном из кафе Тетово. Июль 2001

На фото: в Скопье тем временем идет мирная жизнь. Участницы конкурса "Мисс Македония-2001" готовятся к выступлению. Среди девушек - только славянки: никаких албанок, турчанок или, тем более, цыганок. Июль 2001

28 июля на берегу озера Охрид начался очередной раунд переговоров. 1 августа подписано временное соглашение, в соответствии с которым албанский язык объявлялся официальным на местном уровне в районах, где албанцы составляют более 20% населения. 5 августа подписан договор о полиции: при посредничестве Хавьера Соланы увеличена доля албанцев в силах правопорядка при сохранении контроля над полицией со стороны Скопье.

Казалось, что наиболее тяжелый этап конфликта остался позади, однако в начале августа правительство снова решило расправиться с повстанцами. 7 августа македонская полиция провела облаву в Скопье, и убила пятерых албанцев. Полицейские в частной квартире обнаружили склад с оружием. По официальной версии, склад принадлежал боевикам NLA, которые тайно проникли в столицу и собирались устроить серию терактов. Появились слухи, будто бы инсургенты готовятся полностью захватить Скопье.

8 августа неподконтрольная NLA группировка АНА повелась на эту провокацию: в отместку за облаву, боевики организовали на дороге между Скопье и Тетово засаду, убив 10 македонских военнослужащих. 9 августа на той же трассе люди АНА захватили работников дорожной службы и пытали их 12 часов, но отпустили. На спинах рабочих остались многочисленные порезы. 10 августа два грузовика правительственных сил подорвались на минах возле Скопье, погибло 8 человек.

Только после этого правительству стало очевидно, что разбой на дорогах дошел до критической точки, и трассу в Тетово кто-то должен охранять.

Уже 10 августа войска и «Львы» заняли село Люботин и изгнали NLA с дороги. Вдоль трассы была создана сеть опорных пунктов. Операция вызвала возмущение албанских партий и ОБСЕ, которые возмутились гибелью нескольких гражданских лиц. Все это происходило на фоне бесконечных демонстраций славян.

10 августа 2001 был днем, пресыщенным событиями. В ответ на операцию под Люботином большой отряд албанских боевиков пересек границу Косово и Македонии в районе села Радуша. Целью нападения была блокада Скопье. Несмотря на подавляющее превосходство противника, до 12 августа по политическим причинам армия не вмешивалась в бой. Все это время инсургентам противостояли военизированная полиция и спецназ, которые под ударами мятежников пятились к югу. Трайковский тем временем вел переговоры с НАТО и албанскими партиями, полагаясь на «мирное урегулирование» конфликта.

Несмотря на пик вооруженного противостояния, 13 августа в Скопье все же удалось подписать Охридское соглашение. Правительственным силам удалось остановить наступление у Радуши, после чего интенсивность военных действий пошла на спад. 14 августа NLA сложила оружие, а 15 августа Трайковский разрешил силам НАТО войти на территорию Македонии для разоружения мятежников. 19 августа Али Ахмети заявил, что NLA будет соблюдать условия договора, и передаст оружие военнослужащим альянса. АНА, между тем, продолжала нападения, хотя в сентябре после терактов 9/11 и начала глобальной «войны против террора» в целях самосохранения отказалась от силового решения конфликта.

Всего за время кровопролития со стороны правительства было убито около 100 человек, из них треть погибла в августе во время мирных переговоров. Численность погибших боевиков неизвестна. Свои дома покинули 100 тысяч человек, в том числе было перемещено 70 тысяч албанских беженцев из Косово. В плену NLA оставалось 15 славян-македонян, которых организация добровольно отпустила на свободу в конце августа. В свою очередь, Министерство внутренних дел Македонии заняло жесткую позицию и инициировало судебные процессы по делам 200 мятежников. Никаких официальных документов об амнистии не было принято, хотя Трайковский предлагал помиловать повстанцев.

Но с подписанием Охридских рамочных соглашений конфликт не завершился. NLA нужно было разоружить, к тому же огромная территория по-прежнему контролировалась мятежниками.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments