blog_of_art (blog_of_art) wrote in history_ru,
blog_of_art
blog_of_art
history_ru

Проблема Гагаузии в деньгах, а именно в их отсутствии

Политическая карта Гагаузии и соседних районов Молдавии

После компромисса 1994-1995 годов Гагаузия превратилась в признанную и полноценную автономию в составе Молдавии. Главные цели – защита гагаузского языка, создание условий для культурного развития гагаузов – отчасти были достигнуты. В настоящее время Молдавия хотела бы снизить статус Гагаузии до обыкновенного района. Самым эффективным методом решить эту задачу является сокращение субсидий на содержание автономии. В такой ситуации финансовая помощь Турции и иностранных предпринимателей для Гагаузии очень важна.

Также в автономии, как и в Кишиневе, ведется борьба между собственно ПКРМ, политиками, союзными ПКРМ, политиками, союзными бывшим и нынешним партиям из состава Альянса и независимыми политиками. Противостояние происходит на фоне раскола исполнительной и законодательной ветвей власти и дефицита бюджета: денег нет даже на организацию выборов.

Разделяй и властвуй

У современной Гагаузии есть две взаимосвязанные проблемы: первая – острый дефицит бюджета, вторая – раскол между законодательной и исполнительной ветвями власти. Кроме этого, автономия переживает более сложные системные кризисы, например, уменьшение населения и дефицит человеческого капитала.

Во время переговоров между Гагаузской Республикой и Молдавией такие щекотливые вопросы, как финансы, образование, судебная система были оставлены в стороне. Из-за этого между Комратом и Кишиневом периодически возникают конфликты. Все споры между Гагаузией и Молдавией решаются в судебном порядке, в особенности громкие судебные разбирательства были в 1994 году, когда автономия только создавалась.

25 февраля 2001 года с победой на парламентских выборах коммунистической партии в Молдавии началась эпоха Владимира Воронина, избранного на пост президента 4 апреля. Почему-то Воронин считается политиком исключительно про-российской ориентации, хотя это далеко не так. Ему удалось прекратить давление на русскую общину, но в период его правления почему-то наблюдался наибольший отток украинцев и русских из страны. Воронин инициировал блокаду Приднестровья в 2006 году, вел торговую войну с Россией и развязал новый конфликт с Гагаузией.

В 1999 году Георгий Табунщик проиграл выборы башкана Гагаузии, и его преемником стал Дмитрий Кройтор. Когда коммунисты пришли к власти, они попытались свергнуть Кройтора, чтобы заменить его «своим» человеком. Кройтора обвинили в сношениях с «приднестровскими сепаратистами», возбудили против него уголовное дело и вынудили уйти в отставку. После политических потрясений башканом снова стал Табунщик, получивший открытую поддержку Воронина и коммунистов. Характерно, что Табунщик был единственным главой Гагаузии, против которого не было возбуждено ни одного уголовного дела. Зато молдавской прокуратуре особенно полюбился Формузал.

В 2006 году на новых выборах башкана Гагаузии Михаил Формузал во втором туре победил Табунщика – ставленника ПКРМ. Подвластные коммунистам силовые структуры тотчас же «сшили» против Формузала уголовное дело. Тогда Формузал убавил свой пыл и пошел на поводу у коммунистов, понимая, что у него лично, да и у любого другого гагаузского политика нет шансов выстоять в борьбе с Кишиневом.

Однако возглавляемая Формузалом Гагаузия возобновила контакты с Приднестровьем. Тогда же гагаузскими политиками был предложен проект, предусматривающий трансформацию Молдавии в конфедерацию из трех субъектов: собственно Молдавии, Приднестровья и Гагаузии. Этот проект ни у кого не нашел поддержки, но Формузал напрямую связал между собой приднестровский и гагаузский конфликты и только усложнил приднестровскую проблему.

Во времена Воронина в начале 2000-х на руках у России были все карты: общая с гагаузами религия, русский язык, влияние СМИ, обещания об экономической интеграции. С точки зрения Воронина и пришедшего ему на смену Альянса, экономическая помощь гагаузам со стороны Турции была бы выгоднее, чем поддержка России. Турецкая помощь, по мнению молдавских властей, помогла бы укрепить гагаузскую идентичность и вырвать гагаузов из «русского мира». Молодое поколение гагаузов уже не было бы русифицировано в такой степени, как старшее, и прекратило бы ориентироваться на Россию. Но эти ожидания не сбылись.

На апрельских выборах 2009 года 60% гагаузских избирателей проголосовали за ПКРМ. На повторных выборах в июле свои голоса коммунистам отдали уже 77% избирателей. Однако победил Альянс «За европейскую интеграцию», сейчас известный как Альянс I, и Воронин в сентябре ушел в отставку. Молдавия на три года осталась без президента.

В 2010 году в Гагаузии состоялись очередные выборы башкана, на которых снова победил Михаил Формузал. В отличие от Воронина и коммунистов, Альянс в ход этих выборов не вмешивался и не пытался при помощи административных методов повлиять на формирование Исполнительного комитета (правительства) автономии. Однако это не снизило накала страстей.

Суть нового конфликта состояла в вопросе о принятии бюджета. Еще в 2004 году Кишинев разрешил Комрату пополнять бюджет Гагаузии за счет акцизов и НДС. Но взамен молдавские власти сократили дотации Гагаузии из государственной казны. Только половина бюджета Гагаузии формируется за счет местных налоговых и неналоговых поступлений, остальное – государственные налоги и прямые транши из молдавской казны. Особенно тяжелый период для Гагаузии наступил в 2006 году, когда из-за блокады Приднестровья ухудшились молдавско-российские отношения. Торговая война с Россией в следующие несколько лет привела к тому, что сильно пострадали гагаузские экспортеры сельскохозяйственной продукции.

Парламент Молдавии в последние годы сокращает бюджет Гагаузии все сильнее и сильнее, что провоцирует в автономии политический кризис. Сейчас Молдавия намерена и вовсе лишить Гагаузию финансовой самостоятельности. По мнению гагаузских общественных деятелей, Кишинев хочет урезать права автономии и собирается превратить ее в обыкновенный район.

В ответ власти Гагаузии неоднократно делали скандальные заявления о том, что готовы восстановить акт о провозглашении независимости 1990 года. Периодически те или иные политические силы, чтобы кого-нибудь дискредитировать, под заказ коммунистов или либералов собирают подписи за проведение референдума о независимости Гагаузии или вступлении в Таможенный союз. Однако рисковать на практике никто не готов.

Еще после выборов 2010 года в Гагаузии произошел раскол между исполнительной и законодательной ветвями власти. Тогда башкан и Народное Собрание не могли прийти к компромиссу о составе Исполнительного комитета. В этот период главными игроками в автономии стали ПКРМ, «Единая Гагаузия» во главе с башканом Михаилом Формузалом и «Новая Гагаузия» во главе с примаром Комрата Николаем Дудогло, который претендует на пост башкана. Каждый из них имеет подконтрольные СМИ, как заведено в молдавской политике, и поливает оппонентов грязью.

Формузал и парламент в 2010-2011 годах конфликтовали из-за состава правительства, и естественно, Дудогло делал все возможное, чтобы выбить почву из-под ног оппонента. Выборы 2012 года в Национальное собрание оказались на грани провала, так как средств на их организацию отчаянно не хватало. В 2011-2012 годах парламент и башкан снова были замешаны во множестве политических скандалов и судебных разбирательств.

В 2011 году был создан Совет старейшин Гагаузии, куда вошли видные представители движения «Гагауз халкы», в том числе Степан Топал. Главной задачей Совета стало преодоление конфликта между законодательной и исполнительной ветвями власти автономии. Совет старейшин претендует на третьей политической силы, способной сохранить в Гагаузии стабильность. По мнению Топала, Кишинев в Гагаузии пользуется тактикой «разделяй и властвуй».

Комрат между Кишиневом, Тирасполем, Москвой и Анкарой

Гагаузские политики утверждают, что Молдавия не соблюдает договоренности 1994-1995 годов. Ожидания гагаузов не оправдались. По мнению политической элиты Гагаузии, Снегур, Лучинский, Воронин и Альянсы придерживались и продолжают придерживаться по отношению к автономии одной и той же политики, главная цель которой – ликвидация самостоятельности Гагаузии. Но на практике Кишинев в 2009-2012 годах утратил интерес к автономии, так как в это время основное внимание было сосредоточено на разборках между ПКРМ и Альянсом. Частые выборы, перевыборы и референдум в Молдавии привели к пассивности электората и абсентеизму, в особенности на юге страны.

На фоне дефицита бюджета Гагаузии Турция, спустя 10 лет после победы исламистов, снова обратила внимание на автономию, и всегда готова поддержать финансами совместные инициативы гагаузских и турецких бизнесменов. Для строительства и ремонта городской и сельской инфраструктуры гагаузские примары, в том числе Дудогло, нередко напрямую обращаются за помощью к мэрам иностранных городов-побратимов и предпринимателям из других стран. Договоренности между Кишиневом и Комратом позволяют властям Гагаузии время от времени проявлять инициативу во внешней политике в обход Министерства внешних дел Молдавии. Эти инициативы не носят систематический характер; они не запланированы и скорее похожи на импровизацию. По состоянию на 2012 год, Гагаузия имела свои представительства в 10 странах мира.

В ответ Турция строит свои отношения с Гагаузией не напрямую, а через Министерство иностранных дел Молдавии. Однако самой Молдавии ничего не достается: во всех договорах Турция без экивоков указывает, что выделенные ею деньги направляются только в Гагаузию, и никуда больше. Николае Тимофти, новый президент Молдавии, через два месяца после своего избрания прибыл с визитом в Турцию и во время этой поездки выразил надежду, что турецкие дипломаты и в дальнейшем будут поддерживать лояльность гагаузов по отношению к Кишиневу.

Судя по выступлению Формузала на экономическом форуме в Стамбуле летом 2012 года, Гагаузия собирается наладить партнерские отношения с Азербайджаном. По-видимому, Формузал удивлен достижениями азербайджанской «нефтяной экономики». На этом же форуме башкан плохо отозвался о перспективах развития Гагаузии в составе Молдавии и выразил надежду, что Россия и Турция и в будущем останутся друзьями автономии.

Что касается России, то Москва заинтересована в сохранении status quo в Молдавии. По мнению Альянса, Россия использует Приднестровье и Гагаузию для давления на Кишинев, в том числе для препятствования вступлению Молдавии в ЕС и НАТО. Гагаузия все еще остается частью «русского мира» и русский язык используется во всех сферах жизни автономии. Когда в 2012 году в городах Молдавии проходили марши унионистов, башкан Формузал инициировал в гагаузских городах проведение про-российских контр-демонстраций. Время от времени отдельные гагаузские политики предлагают объявить русский государственным языком Молдавии. Коммунисты пользуются «русскостью» гагаузов, так как во многом позиция Формузала и его сторонников совпадает с политикой оппозиционной ПКРМ.

Что касается отношений с Приднестровьем, то Формузал завязал дружбу с Тирасполем исключительно «в пику» Воронину и Альянсам. Если приднестровский конфликт будет урегулирован и Приднестровье получит статус республики в составе Молдавии, обострится проблема Гагаузии. Ведь в таком случае, как неоднократно повторяет Формузал, Комрат потребует, чтобы Гагаузия стала третьим субъектом молдавско-приднестровской федерации или конфедерации. Тогда автономию придется либо превратить в полноценную республику, либо ликвидировать. Позиция Формузала полностью аннулирует все более-менее приемлемые для Тирасполя планы по урегулированию приднестровской проблемы.

Тирасполь расценивает Гагаузию как образец самой нежелательной формы обустройства ПМР. В свою очередь, Альянс категорически не согласен с Формузалом и не видит ничего общего между проблемой Гагаузии и проблемой Приднестровья. Зато ПКРМ играет на настроениях гагаузских радикальных политиков. Европейский союз обеспокоен позицией Формузала и молдавских коммунистов, и, возможно, именно поэтому не спешит вмешиваться во внутренние дела Молдавии.

Однако Формузал положительно относится к перспективам евроинтеграции, и ничего ужасного не видит в том, чтобы Молдавия, а вместе с ней и Гагаузия наладили более тесное сотрудничество с Евросоюзом. 15 мая 2012 в Комрате впервые состоялось празднование Дня Европы. Формузал напрямую связывает экономическое развитие Гагаузии с участием Молдавии в европейских проектах, в частности, желает, чтобы подвластная ему автономия была интегрирована с еврорегионом «Нижний Дунай». Поэтому разговоры о так называемом «евразийстве» и «интеграции с Россией снизу» больше похожи на выдумки русских и румынских журналистов. Никто в Таможенный союз сломя голову не бежит, ведь из Южной Молдавии европейский берег в буквальном смысле виден невооруженным глазом.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments