shraibman (shraibman) wrote in history_ru,
shraibman
shraibman
history_ru

ТРУДОВАЯ ЛИЧНОСТЬ ЭСЕРОВ-МАКСИМАЛИСТОВ


 (700x494, 91Kb)

 ...Зачем тревожить тени тех, кто давно оставил этот мир? Мы задаем ушедшим, сгинувшим поколениям вопросы, которые стоят перед нами сегодня. Получим ли ответы? 
   
  В решениях Учредительной конференции Союза Социалистов-Революционеров Максималистов (ССРМ) говорилось: 'Краеугольным камнем социально-философской сущности максимализма является трудовая личность, стремление которой к всестороннему и полному развитию своих сил и способностей нещадно подавляется буржуазным строем. Трудовая личность есть самоцель'.
  
  Краеугольным камнем максималистской программы, а так же сердцевиной всех программ всех леворадикальных сил русской революции - максималистов, левых эсеров и анархистов - был трудящийся индивид. Ибо свободного общества несть без свободного человека. Если личность подавляется, то община превращается в стадо. Ее члены еще могут развить в себе какое-то одно качество, нужное общине, но только путем разрушения и подавления всех остальных. Личность, подчиненная обществу полностью и целиком, стесненная со всех сторон ради общего блага, лишенная всякой самостоятельности, самобытности и умения при случае сказать обществу - нет, со временем превращается по выражению учителя максималистов Н.К.Михайловского в большой палец ноги. Человек, например - земледелец. Или - воин. Но не личность, простирающая свои интересы на все, во все вникающая, все подвергающая сомнению или критике. Он - то, что он делает, он - его профессия, его ремесло, его место в обществе. Но не личность, способная вместе с другими управлять этим обществом и самим собой в конечном итоге. Кроме того, над такой общиной, состоящей из больших пальцев обычно всегда возвышаются правители - те, кто все же сумевшие подняться над унылой приземленностью этого полускотского существования. 
 
   
  Да разве общество состоит не из отдельных людей? А если это так, что за абстракция - 'общее благо', которое защищают сторонники различных тоталитарных идей? Оказывается, все огромные усилия всех революций только ради того, чтобы воплотить в жизнь убогий, конформистский идеал, превратить общество какое-то 'коллективистское' стадо баранов, где личность подавляется! Какое же это благо, частное или общее, если каждый подавлен, стеснен другими, обязан разделять вкусы и навыки других, их убеждения и интересы? Разве могут такие жалкие существа, какие-то люди-термиты управлять своей жизнью сами? Что это за таинственная сущность - 'благо других', если все конкретные человеческие существа несчастны, подавлены и замордованы?
  
  Верно, конечно, и вот что: без диалога и поисков взаимопонимания, без солидарности с другими, без добровольнйо кооперации с ними в процессе труда - твоими конкретными товарищами по общине - личность превращается в монстра, одержимого манией величия пополам с комплексом неполноценности. Это паразит, который хочет. чтобы на него работали другие. Это существо утверждает себя в конкурентной борьбе с другими. Оно не знает ни сострадания, ни сочувствия, лишено способности понимать других, и знает только удовлетворение своих амбиций. Это любимый архетипический персонаж современных США - маниакальный убийца.

Полноценная солидарность невозможна в обществе, разделенном на классы, где одни принимают решения об управлении производством и государством, о перераспределении произведенных благ, а другие обязаны подчиняться управленцам, довольствуясь компенсацией за свое рабство в виде зарплаты. Или, вернее, солидарность возможна, но только между угнетенными (солидарность с угнетателем - это извращение под названием 'мазохизм'). Солидарность станет полнокровной тогда, когда будет уничтожено само угнетение, унизительное для человека разделение общества на классы. Когда все получат возможность через институты самоуправления контролировать производство и распределение благ, общественный быт, законодательство и т.д. Когда на место конкурентной борьбе придет содружество индивидов, коллективно управляющих вещами и свободно критикующих все, что достойно критики. Только в системе всеобщего самоуправления личность становится по-настоящему свободной.
  
  Как только мы признаем право личности на свободное развитие, на свободную критику всего и вся - порядков, быта, господствующих убеждений и т.д. (при необходимости поисков согласия с другими), так немедленно видим и возможность свободной личности или группы таких личностей влиять на ход истории. Тогда безличная история прекращает свое течение, или, во всяком случае, отступает, законы истории ломаются, им на смену идет свободное самоопределение. Так полагал учитель максималистов русский социолог Н.К.Михайловский и сами максималисты и левые эсеры. Для воплощения этого, однако недостаточно недовольства своим экономическим положением, необходима страстная, поистине религиозная вера в свои человеческие права, в справедливость и равенство. 'Великие революции - всегда религиозные революции. Они борются за правду, а не за хлеб. Их меч - не меч раба, восстающего против господ, а меч 'Бога и Гедеона'', - писал с-р максималист Энгельгардт, вторя словам Михаила Бакунина: 'Нищеты с отчаянием мало, чтобы возбудить социальную революцию. Они способны произвести... местные бунты, но недостаточны, чтобы поднять целые народные массы. Для этого необходим еще и общенародный идеал, вырабатывающийся всегда исторически из глубины народного инстинкта, воспитанного, расширенного и освященного рядом знаменательных происшествий, тяжелых и горьких опытов, нужно общее представление о своем праве и глубокая, страстная, можно сказать, религиозная вера в это право. Когда такой идеал и такая вера в народе встречаются вместе с нищетою, доводящей его до отчаяния, тогда Социальная Революция неотвратима, близка, и никакая сила не может ей воспрепятствовать'. 
  
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments