Давид (bolivar_s) wrote in history_ru,
Давид
bolivar_s
history_ru

Паскаль.

Все наше достоинство – в способности мыслить.
Только мысль возносит нас, а не пространство
и время, в котором мы – ничто.
Постараемся же мыслить достойно ...

«Главное достоинство человеческой мысли, - говорил Паскаль, - в том, что она может постигнуть существова­ние вещей, ей в принципе недоступ­ных, - таких, где разум должен усту­пить место вере». «Человек - всего лишь „мыслящий тростник"», - писал Паскаль. Эти мысли о границах позна­вательной способности разума в XVIII в. развил Иммануил Кант. В целом же вклад Паскаля в науку и человеческую мысль был оценён лишь в XX столетии.
Широко известны философские труды Паскаля: "Письма к провинциалу" и "Мысли". "Человек великого ума и великого сердца… не мог не умилиться до слёз, читая его и сознавая свое полное единение с этим умершим сотни лет тому назад человеком", - писал в своих дневниках Лев Николаевич Толстой.
Паскаль Блез (1623–1662), французский религиозный мыслитель, математик и физик, один из величайших умов 17 столетия. Родился в Клермон-Ферране (провинция Овернь) 19 июня 1623.
Мать Паскаля умерла в 1626. Его отец Этьен, выбранный королевский советник, а позднее второй президент палаты сборов в Клермоне, знаток математики и астрономии, переехал в Париж вместе с детьми в 1631. Покинув службу, он посвятил себя образованию Блеза и двух его сестер – Жильберты (1620–1685), в будущем блестящего биографа Паскаля, и Жаклины (1625–1661), изящной и талантливой девочки, такого же чуда-ребенка, как и ее брат. Этьен удерживал Блеза от занятий математикой, считая, что изучение столь сложной науки следует начинать в 15–16 лет.
Однако дар мальчика требовал проявления, и в 12 лет он самостоятельно, пользуясь собственным словарем и схемами, которые рисовал в комнате для игр, пришел к некоторым геометрическим выводам и пытался (не будучи знаком с Началами) построить доказательство 32-й теоремы первой книги Евклида: сумма углов треугольника равна сумме двух прямых углов. После этого отец разрешил ему читать Евклида и брал на заседания научного кружка, собиравшегося у Мерсенна. Мальчик чрезвычайно быстро развивался и вскоре на равных обсуждал научные проблемы с крупными учеными своего времени.
В 16 лет он написал замечательный Опыт о конических сечениях (Essai pour les coniques), содержащий теорему (называемую теперь теоремой Паскаля), согласно которой во всяком шестиугольнике («мистическом шестивершиннике»), вписанном в эллипс, гиперболу или параболу, точки пересечения трех пар противоположных сторон лежат на одной прямой.
Тем временем благодаря не по годам развитым поэтическим и актерским способностям Жаклина очаровала парижские салоны, в которых собиралось образованное общество, отличавшееся изысканными манерами, но далекое от соблюдения строгих правил морали.
File:Arts et Metiers Pascaline dsc03869.jpg
В 1639 Этьен был назначен интендантом и «уполномоченным Его Величества в Верхней Нормандии для обложения и взимания налогов, а также других дел», и чуть позже дети присоединились к нему в Руане. Чтобы облегчить отцу трудоемкие финансовые расчеты, Блез придумал машину, способную складывать и вычитать, а также переносить цифры в следующие разряды и высчитывать общие суммы.

Сконструировав за несколько лет около 50 образцов арифметической машины, Блез в 1649 получил королевскую привилегию на свое изобретение – «Паскалево колесо». Машина в своем окончательном виде помещалась в небольшом продолговатом ящике и была проста в работе. Жильберта подытожила труд брата, сказав, что он «свел к механизму науку, существовавшую целиком в человеческом уме».

В 1646 Этьен, поскользнувшись, вывихнул бедро. За ним ухаживали два брата-лекаря, ревностные последователи аббата де Сен-Сирана (1581–1643), одно время духовного руководителя обители Пор-Рояль и первого представителя во Франции теологии Корнелия Янсена: в силу своей изначальной греховной испорченности человек может спастись, лишь опираясь на благодать, которая, однако, снизойдет только на избранных. Как движение янсенизм стремился реформировать католическую церковь и восстановить в правах августиновское учение о предопределении и благодати. Стремясь к абсолютной истине, которой наука, по-видимому, была не силах достичь, и под влиянием янсенистов Паскаль духовно преобразился (т.н. «первое обращение» Паскаля). Родные, увлеченные его пылом, вскоре стали ревностными христианами. Влияние Блеза было очень сильным, Жаклина решила стать монахиней, и это решение она в конце концов осуществила в 1653. Что касается самого Блеза, то, продолжая заниматься научными экспериментами, он еще не был готов удалиться от мира.
Изображение
Именно на башне Сен-Жак знаменитый французский математик и физик Блез Паскаль проводил опыты, подтвердившие гипотезу Торичелли о существовании атмосферного давления. В память об этом у подножия башни установлена его статуя.
File:Blaise Pascal Tour St Jacques.JPG
Увлеченный физикой, Паскаль воспроизводит и продолжает некоторые эксперименты Торричелли (1608–1647). Торричелли наполнял ртутью длинную стеклянную трубку, закупоренную с одного конца, закрывал отверстие пальцем и опрокидывал трубку открытым концом в чашку со ртутью. Когда отверстие открывалось, ртуть в трубке опускалась до определенной высоты и оставалась потом на этом уровне. Торричелли объяснял это давлением воздуха на открытую поверхность ртути в чаше.
EB Image
Паскаль с энтузиазмом принялся за дальнейшие эксперименты, пытаясь обобщить выводы Торричелли. Он использовал трубки различных форм, заполнял их различными жидкостями и устраивал публичные демонстрации. Однако чрезмерное усердие привело к серьезному недугу. В 1647 Паскаль вернулся в Париж, встречался с Рене Декартом и опубликовал Новые опыты, касающиеся пустоты (Expériences nouvelles touchant le vuide). В конце 1647 он просит своего зятя, Флорена Перье, провести барометрические испытания у подножия и на вершине горы Пюи-де-Дом, возвышавшейся над Клермон-Ферраном. Эти знаменитые эксперименты, проведенные лишь в сентябре 1648, открыли путь систематическим исследованиям в области гидродинамики и гидростатики, которые разрушили старые представления о том, что природа «боится» пустоты. В ходе этих экспериментов Паскалю удалось сделать ряд изобретений (в частности, шприца и гидравлического пресса) и внести усовершенствования в конструкцию барометра. Гидравлический пресс действовал на основе физического закона, впервые сформулированного Паскалем и носящего его имя: при действии поверхностных сил давление во всех точках внутри жидкости одинаково.

Самая глубокая научная работа Паскаля, Трактат о пустоте, не была опубликована; после его смерти были обнаружены только ее фрагменты. Будучи блестящей защитой прогресса науки, призывая к автономности науки по отношению к философии и утверждая ценность строгого экспериментального метода, эта работа также содержит мысль, что «человек предназначен для бесконечности».
В годы, посвященные интенсивным научным исследованиям, Паскаль выказывал твердую приверженность реализму, который отличал его от Декарта, предпочитавшего главным образом абстрактные методы математики и бывшего рационалистом. Для Паскаля разум должен полностью подчиняться фактам. Остро сознавая значимость конкретного, он никогда не был склонен к излишнему теоретизированию: изучаемый предмет всегда следует подвергать испытанию и сделать осязаемым.
В 1651 Этьен Паскаль умер. Жаклина, преодолев увещевания брата, стала послушницей в монастыре Пор-Рояль, и Блез, в конце концов смирившийся с ее выбором, остался в одиночестве. Его донимали давние недуги, и врачи настаивали на необходимости отдыха. Последующие три года его жизни называют светским, или мирским, периодом. Нам мало что известно об этом времени. Паскаль сблизился с герцогом Артюсом Гуфье де Роаннец, приятельствовал с агностиками и эпикурейцами, послал шведской королеве Кристине свою машину и даже написал ей письмо, в котором излагал мысль о первенстве интеллекта. Считалось, что в этот период Паскаль сочинил Рассуждения о любовной страсти, однако сегодня редко кто приписывает ему этот трактат.

Когда силы восстановились, Паскаль вновь приступил к научным изысканиям. К этому периоду относятся Трактат о равновесии жидкостей и Трактат о весе массы воздуха (Traités de l'équilibre des liqueurs et de la pésanteur de la masse de l'air, опубл. в 1663). В переписке с знаменитым математиком Пьером Ферма (1601–1665) он обсуждает проблему случайности, предложенную его друзьями, азартными игроками кавалером де Мере и Миттоном. К этому же периоду принадлежат Трактат об арифметическом треугольнике (Traité du triangle arithmétique avec quelques autres petits traités sur la même matière, 1654, издан в 1665) и другие небольшие произведения. В них он продолжил рассуждения о конических сечениях и основах теории вероятностей.
И все же его ум не был свободен от сомнений и не мог удовлетвориться наукой. Ночью 23 ноября 1654, «приблизительно от десяти с половиною вечера до половины первого ночи», в нем произошел внутренний переворот. Вступив в мистический контакт с Богом, он удалился от мирских дел и посвятил себя Иисусу Христу. Свой опыт он тайно записал (сначала на клочке бумаги, затем на пергаменте, добавив несколько строк), и запись была найдена после смерти Паскаля зашитой в подкладку камзола. Этот «Мемориал» (или «Амулет Паскаля»), озаглавленный FEU (огонь), является уникальной записью мистического опыта.
Текст знаменитого «Мемориала» Паскаля, обозначивший поворотный этап в жизни великого ученого:
«Мемориал» Блеза Паскаля / www.initeh.ruГОД БЛАГОДАТИ 1654
Понедельник 23 ноября день святого Климента папы и мученика и других мучеников.
Канун святого Хризогона мученика и других. Приблизительно от десяти с половиною часов вечера до половины первого ночи.
ОГОНЬ
Бог Авраама, Бог Исаака, Бог Иакова,
но не Бог Философов и ученых.
Уверенность. Уверенность. Чувство, Радость, Мир.
Бог Иисуса Христа.
Deum meum et Deum vestrum (Богу монему и Богу вашему).
Твой Бог будет моим Богом.
Забвение мира и всего, кроме Бога.
Обрести его можно только на путях, указанных в Евангелии.
Величие души человеческой.
Отец праведный, мир не познал тебя, но я тебя познал.
Радость, Радость, Радость, слезы радости.
Я разлучился с ним.
Dereliquerunt me fontem aquae vivae (Оставили меня источники воды живой)
Бог мой, неужели ты покинешь меня?
Да не разлучусь с ним вовеки.
Это есть жизнь вечная да познают они тебя единственно истинного Бога и посланного тобою И. X.
Иисус Христос
Иисус Христос
Я разлучился с ним. Я бежал от него, отрекся, распинал его.
Да не разлучусь с ним никогда!
Сохранить его можно только на путях, указанных в Евангелии.
Отречение полное и сладостное.

Наскоро записанные лихорадочной рукой мысли через несколько часов Блез тщательно переносит па пергамент, добавив при этом выдержки из Священного Писания и еще несколько строк:
Полная покорность Иисусу Христу и моему духовнику.
Навеки в радости за день исполнения долга на земле.
Non obliviscar sermones tuos. Amen (Да не забуду наставлений Твоих. Аминь)
. [an error occurred while processing this directive]
После этого Паскаль стал уделять больше времени молитвам и изучению Библии, укрепил веру в герцоге де Роаннец и в трогательных письмах к сестре герцога подвиг ее на приобщение к религиозной жизни. К тому времени он был тесно связан с аббатством Пор-Рояль и янсенистами.
Когда идейный вдохновитель Пор-Рояля (наследовавший Сен-Сирану) Антуан Арно (1612–1694) подвергся нападкам иезуитов и его дело было передано в Сорбонну, янсенисты и сам Арно обратились к Паскалю, надеясь, что его остроумие и талант смогут повлиять на общественное мнение. В итоге появились восемнадцать Писем к провинциалу. Первое называлосьПисьмо к провинциалу одного из его друзей по поводу прений, происходящих сейчас в Сорбонне (Lettre écrite à un Provincial par un de ses amis sur le sujet des disputes présentes de la Sorbonne) и было опубликовано 23 января 1656, восемнадцатогое и последнее – 24 марта 1657. Написанные как бы в Париже «провинциалом к одному из друзей» на родине, первые письма являются едкой, ироничной оценкой пустых теологических диспутов, ведущихся в Сорбонне. Начиная с четвертого письма – тогда Арно уже был формально осужден – Паскаль меняет тактику и начинает фронтальную критику казуистики и иезуитских приемов в области моральной теологии, обвиняя иезуитов в распространении нечетких и поверхностных доктрин с целью сохранения привлекательности веры и своего собственного ордена. От забавной рассудительности и тонкой издевки Паскаль постепенно переходит к открытому моральному негодованию. Письма были тайно напечатаны и распространялись, в том числе по почте, вначале без имени автора, а затем, когда они были собраны в одну книгу и изданы в Кёльне в 1657, – под псевдонимом Луи де Монтальт (Письма к провинциалу, или Письма Луи де Монтальта к другу в провинцию и к отцам иезуитам о морали и политике этих отцов).
Письма – шедевр французской сатирической прозы, при жизни автора они завоевали широкую популярность. В этом произведении проявились две характерные черты авторского стиля: владение «искусством убеждать» и непоколебимая приверженность моральному совершенствованию и абсолютным ценностям.
Паскаль пытался обрести эти ценности и в своей личной жизни. Удалившись от мирской суеты, он планировал написать апологию христианской религии (Apologie de la religion chrétienne) и начал делать многочисленные заметки. Этому замыслу помешала серьезная болезнь (февраль 1659), из-за которой он окончательно потерял здоровье. Однако Паскаль успел бросить вызов европейским ученым, предложив им решить проблему, ставившую в тупик поколения математиков. Это была задача о циклоиде (или рулетте) – пути, описываемом точкой на катящемся круге. Среди принявших участие в конкурсе были, в числе прочих, астроном Христиан Гюйгенс и астроном, будущий королевский архитектор Кристофер Рен. Паскаль выиграл в устроенном им самим соревновании и опубликовал результаты своих изысканий, которые позднее были использованы Лейбницем в разработке интегрального исчисления.
Во время тяжелой болезни 1659 Паскаль, по-видимому, написал Молитвенное обращение - об обращении во благо болезней (Prière pour demander à Dieu le bon usages des maladies, опубл. в 1779). Название произведения являет пример удивительного сочетания в авторе утилитарного и мистического начал. Больной человек, никогда не жалующийся, полный сострадания, он приближался к смерти с благоговением и радостью. Во время непродолжительных периодов, когда боль отступала, он мог только классифицировать и уточнять заметки к Апологии, впрочем, за одним исключением. В 1661 ему удалось изобрести средство передвижения для современного города; акционеры предприятия по устроению в Париже линии «многоместных карет по пять су» получили королевскую привилегию и разрешение ввести три линии омнибусов, следовавших (1663) согласно расписанию и с остановками по парижским улицам.
Паскаль умер, причастившись перед смертью, в Париже 19 августа 1662. Похоронен в приходской церкви Парижа Сен-Этьен-дю-Мон. Возле алтаря установлены две колонны: у одной похоронен философ Блез Паскаль, у другой – драматург Жан Расин. Их бюсты стоят в часовне слева от входа.
File:Paris - Eglise Saint Etienne du Mont - 1912.jpg
 Жаклина умерла десятью месяцами ранее. Главная работа Паскаля осталась незавершенной. Заметки к Апологии и многочисленные фрагменты других работ были благоговейно собраны семьей и изданы (из опасения цензурного преследования) в 1670 в измененной и сокращенной форме под названием Мысли о религии и других предметах (Pensées sur lareligion et sur quelques autres sujets). Однако порядок фрагментов был нарушен, и только после десятков изданий стал ясен паскалевский план. Рукопись Мыслей хранится в Национальной библиотеке в Париже.
«Мысли».В Апологии Паскаль намеревался обратиться к неверующему человеку, ведущему мирской образ жизни, достаточно образованному и ищущему. Сменяющие друг друга письма и стремительные диалоги имели целью заставить неверующего осознать свое состояние, а затем, не останавливаясь, переходя от сострадания к поэтическому вдохновению, на одном дыхании призвать к вере. Вначале Паскаль описывает человека, лишенного благодати: неразумный, мечущийся между величием и зверством, конечным и бесконечным, неспособный самостоятельно достичь последней истины, обманутый чувствами и фантазиями, погрязший в обыденности, он все же бесконечно выше других существ, поскольку сознает свое ничтожество. Этот неизбежный дуализм не объяснен ни одним из философов; скептики и догматики смогли достичь лишь полуистин. Только христианское учение о первородном грехе объясняет тайну, заключенную в человеке. Развлечения, труд, философские учения, науки – ничто не может дать человеку удовлетворения. Лишь Бог может утолить его ненасытное желание достичь абсолюта. Путь к Богу лежит через покорность и смирение страстей. Если вера столь же доказуема, как и неверие, то почему не поставить жизнь на существование Бога? (Так называемый аргумент Пари.) Что нам терять? Если Бога нет, мы ничего не теряем. Если Он существует, мы обретаем жизнь вечную.
Итак, мы готовы поставить на христианского Бога; но в чем заключается христианское учение? Паскаль отводит много места ответу на этот вопрос. Знакомя неверующего с доказательствами бытия Бога, библейской историей и Священным Писанием, Паскаль возвращает его к исходной точке: признанию одиночества и ничтожности человека.
Метод Паскаля основан на психологическом эксперименте и не является рационально построенным доказательством. В сущности, используя парадокс существования, Паскаль хочет сказать, что Бог скрыт и человек должен искать Его везде и всеми средствами.
Мысли имеют три главных источника: Библию, отцов церкви (особенно св. Августина) и Опыты М.Монтеня. Манера изложения и форма уникальны – отчасти из-за своей незавершенности они обнажают малейшие движения ума, остро воспринимающего жизнь и идеи. В этом произведении рассматривается всё: поэтика и политика, комедия и Писание, ремесла и государственное устройство, Адам и Кромвель, дети и императоры. Паскаль меняет стиль изложения: то напряженный, прерывистый стиль, способный пробудить человека от летаргического сна, то поэтическая лаконичность; то жесткая логика, то полет фантазии; то возвышенная, утонченная проза, пронизанная лиризмом, то совершенная простота слова, когда речь заходит об Иисусе Христе. Все в этих строках пронизано живой мыслью, страстной верой и неугасимой любовью к истине.
Подборка знаменитых изречений и мудрых мыслей Блеза Паскаля.
Величие не в том, чтобы впадать в крайность, но в том, чтобы касаться одновременно двух крайностей и заполнять промежуток между ними.
В любви молчание дороже слов. Хорошо, когда смущение сковывает нам язык: в молчании есть свое красноречие, которое доходит до сердца лучше, чем любые слова. Как много может сказать влюбленный своей возлюбленной, когда он в смятении молчит, и сколько он при этом обнаруживает ума.
Величайшее счастье, доступное человеку,- любовь - должно служить источником всего возвышенного и благородного.
Во мне, а не в писаниях Монтеня содержится все, что я в них вычитываю.
Вообразите, что перед вами множество людей в оковах, и все они приговорены к смерти, и каждый день кого-нибудь убивают на глазах у остальных, и те понимают, что им уготована такая же участь, и глядят друг на друга, полные скорби и безнадежности, и ждут своей очереди. Вот картина человеческого существования.
Все наше достоинство - в способности мыслить. Только мысль возносит нас, а не пространство и время, в которых мы - ничто. Постараемся же мыслить достойно: в этом - основа нравственности.
Все правила достойного поведения давным-давно известны, остановка за малым - за умением ими пользоваться.
Всего невыносимей для человека покой, не нарушаемый ни страстями, ни делами, ни развлечениями, ни занятиями. Тогда он чувствует свою ничтожность, заброшенность, несовершенство, зависимость, бессилие, пустоту. Из глубины его души сразу выползают беспросветная тоска, печаль, горечь, озлобление, отчаяние.

Вся жизнь зависит от того, смертна или бессмертна душа.
Всякий раз мы смотрим на вещи не только с другой стороны, но и другими глазами поэтому и считаем, что они переменились.
Взвесим выигрыш и проигрыш, ставя на то, что Бог есть. Возьмём два случая: если выиграете, вы выиграете всё; если проиграете, то не потеряете ничего. Поэтому, не колеблясь, ставьте на то, что Он есть.
Веления разума гораздо более властны, чем приказания любого повелителя: неповиновение последнему делает человека несчастным, неповиновение же первому — глупцом.
Гнусны те люди, которые знают, в чем истина, но стоят за нее, лишь пока им это выгодно, а потом отстраняются.
Говорите как все, но думайте по-своему.

Горе людям, не знающим смысла своей жизни.
Две крайности: зачеркивать разум, признавать только разум.
Для человека, который любит только себя, самое нетерпимое - оставаться наедине с собой.
Добродетель человека измеряется не необыкновенными подвигами, а его ежедневным усилием.

Доводы, до которых человек додумывается сам, обычно убеждают его больше, нежели те, которые пришли в голову другим.
Есть только три разряда людей: одни обрели Бога и служат Ему; эти люди разумны и счастливы. Другие не нашли и не ищут Его; эти люди безумны и несчастны. Третьи не обрели, но ищут Его; эти люди разумны, но пока несчастны.
Есть люди, говорящие красиво, но пишущие далеко не так. Это происходит оттого, что место, слушатели и прочее разгорячают их и извлекают из их ума больше, чем они могли бы дать без этого тепла.
Жизнь человеческая не что иное, как постоянная иллюзия.
И самая блестящая речь надоедает, если ее затянуть.
И чувство и ум мы совершенствуем или, напротив, развращаем, беседуя с людьми. Стало быть, иные беседы совершенствуют нас, иные - развращают. Значит, следует тщательно выбирать собеседников.
Изучая истину, можно иметь троякую цель: открыть истину, когда ищем ее; доказать ее, когда нашли; наконец, отличить от лжи, когда ее рассматриваем.
Иначе расставленные слова обретают другой смысл, иначе расставленные мысли производят другое впечатление.
Инстинкт и разум - признаки двух различных сущностей.
Искание истины совершается не с весельем, а с волнением и беспокойством; но все-таки надо искать ее потому, что, не найдя истины и не полюбив ее, ты погибнешь.
Истина и справедливость - точки столь малые, что, метя в них нашими грубыми инструментами, мы почти всегда делаем промах, а если и попадаем в точку, то размазываем ее.
Истина так нежна, что чуть только отступил от нее, впадаешь в заблуждение; но и заблуждение это так тонко, что стоит только немного отклониться от него, и оказываешься в истине.
Истинное красноречие не нуждается в науке красноречия, как истинная нравственность не нуждается в науке о нравственности.
Истинное красноречие пренебрегает красноречием.

Истинное красноречие смеется над витиеватостью.
Кто входит в дом счастья через дверь удовольствий, тот обыкновенно выходит через дверь страданий.
Каждую книгу нужно уметь читать.
Как мало бы уцелело дружб, если бы каждый вдруг узнал, что говорят друзья за его спиной, хотя как раз тогда они искренни и беспристрастны.
Когда человек пытается довести свои добродетели до крайних пределов, его начинают обступать пороки.
Красноречие - это живопись мысли.
Красноречие - это искусство говорить так, чтобы те, к кому мы обращаемся, слушали не только без труда, но и с удовольствием, чтобы захваченные темой и подстрекаемые самолюбием, они хотели поглубже в нее вникнуть.
Красноречие должно быть приятно и содержательно, но нужно, чтобы это приятное, в свою очередь, было заимствовано от истинного.
Кто не видит суеты мира, тот суетен сам.

Кто не любит истину, тот отворачивается от нее под предлогом, что она оспорима.
Лучшее в добрых делах — это желание их утаить.
Лучше умереть, не думая о смерти, чем думать о ней, даже когда она не грозит.
Любопытство - то же тщеславие; очень часто хотят знать для того только, чтобы говорить об этом.
Людей учат чему угодно, только не порядочности, между тем всего более они стараются блеснуть порядочностью, а не ученостью, то есть как раз тем, чему их никогда не обучали.
Люди безумны, и это столь общее правило, что не быть безумцем было бы тоже своего рода безумием.
Люди делятся на праведников, которые считают себя грешниками, и грешников, которые считают себя праведниками.
Люди живут в таком полном непонимании суетности человеческой жизни, что приходят в полное недоумение, когда им говорят о бессмысленности погони за почестями. Ну, не поразительно ли это!

Люди ищут удовольствия, бросаясь из стороны в сторону только потому, что чувствуют пустоту своей жизни, но не чувствуют еще пустоты той новой потехи, которая их притягивает.
Мы бываем счастливы, только чувствуя, что нас уважают.
Мы должны благодарить тех, которые указывают нам наши недостатки.
Можно, конечно, сказать неправду, приняв ее за истину, но с понятием «лжец» связана мысль о намеренной лжи.
Молчание - величайшее из человеческих страданий; святые никогда не молчали.
Мы жаждем истины, а находим в себе лишь неуверенность. Мы ищем счастья, а находим лишь горести и смерть. Мы не можем не желать истины и счастья, но не способны ни к твердому знанию, ни к счастью. Это желание оставлено в нашей душе не только чтобы покарать нас, но и чтобы всечасно напоминать о том, с каких высот мы упали.
Мы никогда не живем настоящим, все только предвкушаем будущее и торопим его, словно оно опаздывает, или призываем прошлое и стараемся его вернуть, словно оно ушло слишком рано.
Мы по опыту знаем, как велика разница между благочестием и добротой.
Мы стойки в добродетели не потому, что сильны духом, а потому, что нас с двух сторон поддерживает напор противоположных пороков.
Мы так тщеславны, что хотели бы прославиться среди всех людей, населяющих землю, даже среди тех, кто появится, когда мы уже исчезнем; мы так суетны, что тешимся и довольствуемся доброй славой среди пяти-шести близких людей.
Мы часто утешаемся пустяками, ибо пустяки нас и огорчают.

Мысль меняется в зависимости от слов, которые ее выражают.
Ничто так не согласно с разумом, как его недоверие к себе.
Надеясь снискать благосклонность женщины, мужчина первый делает шаг навстречу - это не просто обычай, это обязанность, возлагаемая на него природой.
Насколько справедливее кажется защитнику дело, за которое ему щедро заплатили!
Настоящее никогда не является для нас целью: прошедшее и настоящее - наши средства, а цель - только будущее.
Нашему уму свойственно верить, а воле - хотеть; и если у них нет достойных предметов для веры и желания, они устремляются к недостойным.
Неоспоримо, что вся людская нравственность зависит от решения вопроса, бессмертна душа или нет. Меж тем философы, рассуждая о нравственности, отметают этот вопрос. Они спорят о том, как лучше провести отпущенный им час.
Непостижимо, что Бог есть, непостижимо, что его нет; что у нас есть душа, что ее нет; что мир сотворен, что он нерукотворен.
Несомненно, что худо быть полным недостатков; но еще хуже быть полным их и не желать сознавать в себе, потому что это значит прибавлять к ним еще недостаток самообмана.
Нет беды страшнее, чем гражданская смута. Она неизбежна, если попытаться всем воздать по заслугам, потому что каждый тогда скажет, что он-то и заслужил награду.
Нет несчастья хуже того, когда человек начинает бояться истины, чтобы она не обличила его.
Нет ничего постыднее, как быть бесполезным для общества и для самого себя и обладать умом для того, чтобы ничего не делать.
Нехорошо быть слишком свободным. Нехорошо ни в чем не знать нужды.
Ничто не одобряет так порока, как излишняя снисходительность.
О нравственных качествах человека нужно судить не по отдельным его усилиям, а по его повседневной жизни.
Отдельный человек - не необходимое в природе существо.

Отчего это - хромой человек нас не раздражает, а умственно хромающий раздражает? Оттого, что хромой сознает, что мы ходим прямо, а умственно хромающий утверждает, что не он, а мы хромаем.
Пусть человеку нет никакой выгоды лгать — это ещё не значит, что он будет говорить правду: лгут просто во имя лжи.
Понятие справедливости так же подвержено моде, как женские украшения.
Почему люди следуют за большинством? Потому ли, что оно право? Нет, потому, что сильно. Почему следуют стародавним законам и взглядам? Потому ли, что они здравы? Нет, потому, что общеприняты и не дают прорасти семенам раздора.

Предвидеть - значит управлять.
Разумный человек любит не потому, что это выгодно, а потому, что он в самой любви находит счастье.
Суть несчастья в том, чтобы желать и не мочь.
Справедливость без силы — одна немощь, сила без справедливости — тиран.
Сила, а не общественное мнение правит миром, но мнение использует эту силу.
С какой легкостью и самодовольством злодействует человек, когда он верит, что творит благое дело!
Сила разума в том, что он признает существование множества явлений, ему непостижимых; он слаб, если неспособен этого понять. Ему часто непостижимы явления самые естественные, что уж говорить о сверхъестественных!
Сколько держав даже не подозревают о моем существовании!
Случайные открытия делают только подготовленные умы.
Совесть - лучшая нравоучительная книга из всех, которыми мы обладаем, в нее следует чаще всего заглядывать.
Созерцая ослепление и убожество человека перед лицом молчащей вселенной, человека, лишенного света, предоставленного самому себе, покинутого в этом уголке вселенной, не знающего, кто его сюда послал, зачем он тут находится или что будет с ним, когда он умрет.

Ухо наше для лести — широко раскрытая дверь, для правды же — игольное ушко.

Цитата сообщения Владимир_ГринчувПрочитать целикомВ свой цитатник или сообщество!
Паскаль - Король в царстве умов...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments