ekishev_yuri (ekishev_yuri) wrote in history_ru,
ekishev_yuri
ekishev_yuri
history_ru

Ю.Екишев Русский порядок, единство стремления к жизни

штурмновостиЮ.Екишев

Русский порядок, единство стремления к жизни
И предъидет пред Ним в духе и силе Илии, чтобы возвратить сердца отцов детям, и непокоривым образ мыслей праведников, дабы представить Господу народ приготовленный Евангелие от Луки

Изменения назрели

Новое – хорошо забытое старое. И наш грядущий «новый русский порядок» – это реализация в изменениях того, что мы всего лишь «хорошо позабыли». Но уже в новом, очищенном, ясном качестве.
Народ наш медлит в изменениях, поскольку опасается, что новые веяния могут привести к худшему, в условиях отсутствия четкой перспективы.
Перемены назрели. Они уже прорываются через проскакивающую от разности потенциалов молнию: Манежка, Пугачев, Бирюлево. Волгоградский теракт направлен в свете этого на дестабилизацию и разрушение, и в конечном итоге, на использование исламского фактора для расчленения страны.
Новый мировой порядок ослепил и дезориентировал многих. То, что было невозможно в обычных условиях, «мирных», то стало возможным в условиях цивилизационной войны против Руси:
- вас обманывают, а вы рады;
- вас убивают, а вы молчите;
- ваших ребят режут, а вы только плачете или кричите;
- вас грабят, а вы терпите…
Некая гипнотизирующая загадка витает в воздухе. Никто так жить не хочет, но сделать что-то ни у кого не получается. Что, казалось бы, еще надо сделать плохого, чтоб люди, наконец, сплочались и самоорганизовывались?
И заметим – только пролитие крови становится основной эмоцией, на время собирающей людей. Из трех основных эмоциональных источников: кризис, война, смерть…  – конечно, неразрывно связанных друг с другом, именно смерть вызывает все же ответную народную реакцию.   Ожог. Ужасе. Нежелание так жить. Ощущение края пропасти. Ощущение конца сладкого течения.
И пролитая кровь приводит к временному пока что сплочению. К установлению территории иного порядка. Но что делать на этой территории и куда пойти – толком  мало кто себе представляет, в «ожидании лидера», или чьего-то крика. А для освобождения нужно, чтоб это свято место не было пусто. И сразу заполнено русским порядком. Тогда все встанет на свои места. Только тогда смыслом победы станет созидание.
Как 400 лет назад ополчение долго стояло в Ярославле и не двигалось на Кремль – «строили землю» – то есть налаживали управление на освобожденной территории, проверяли – жив ли тот русский общественный, семейственный, общинный порядок, ради которого надо идти на штурм... Так и сегодня – нам будет мало «только лишь» социальной справедливости, или уменьшения «национально-мигрантского пресса», или исчезновения развратных телепередач, или передачи нефти от абрамовичей к следующим березовичам…
Нам нужна жизнь на иных, чем сейчас, принципах. Нам дано все, чтоб восстановить порядок – и наше происхождение, и наша уникальная генетика, наша история, наши традиции и культура, наш психотип, воля, разум, вера – осталось собрать все воедино.


Напряжение нарастает

Этапы нарастания проследить несложно:
- на Манежке и в Невинномысске народ дошел до барьера переговоров и остановился на границе: «мы так жить не будем, мы сказали».
- в Пугачеве,  Бирюлеве, народ перешагнул эту черту и «взял возмещение имуществом» за пролитую русскую кровь, в виде остановки федеральной трассы и погрома овощной базы.
- следующие «Бирюлево-Манежка-Пугачев» способны дорасти до того, что будут не сталкиваться с ОМОНом, а спрашивать с личностей. Как говорится, бить будут не по паспорту, а по хитрой рыжей морде…
Это неизбежно. Это проявление нарастающей разности потенциалов. Национальных, социальных, духовных, связанных воедино общим источником беды – Кремль. От которого всяческими способами от устрашения до услаждения стараются отвернуть народную силу. Идите куда угодно… Только не на Кремль…
И вот, чтоб эта энергия не уводилась в песок «лидерами протеста» или провокаторами – необходимо очень простое условие, оно же основа построения будущего государственного строя.
Обозначим его как русский порядок, русское единство, общность, сплочение.
Реализация его в наиболее острые моменты перехода от нынешней химеры к нормальной русской государственности – одна их основных задач. Чтоб идти не только «против  системы», но «за» конкретно нечто –  за тот «порядок», который своей сплоченностью бьет любой «класс» собранных воедино путинских одиночек (за зарплату и хапок, разумеется).  Ведь у Кремля слуги – каждый сам за себя, даже сам некто путин со своим  мальчиком-премьером. У каждого своя касса.
Ресурсов у них много, вот только побеждает не тот, у кого больше ресурсов, а тот, кто научился их меньше всего тратить. А они этого не могут. Если они не будут тратить все больше – никто их защищать не будет. Поскольку они изначально поставили все на ногу продажности и покупки.
Нашу победу можно приуготавливать уже сегодня. Организуя, ценя, очищая именно нашу общность. Перестав тратить, накапливая. Создавая общины (кто желает, называться можно и дружины, клубы, сообщества) ополчения.
Наш единство должное быть не декларируемым и недостижимо-желанным, а действенным уже сегодня. На всех уровнях. От нашего духа идет общественная активность, направления которой – экономическое, военное, социальное, научное, образовательное – все это должно быть едино. Это наш исторический опыт. Это наш выученный урок. Урок не только идейного или генетического родства. Но и постоянной взаимопомощи. Реакции на происходящее в народе, как той духовной общности, которая стала нашей русской семьей.


Единство и взаимопомощь

Из истории уже видно, что ростки государственности русской пошли вверх, когда мы стали ценить это единство. Когда воинские дружины, располагавшиеся неподалеку от городов (скажем, для примера, Темирево и Ярославль), шагнули в эти города, жившие в основном родо-племенным устроением. И мы обрели единство. И как плод – русскую государственность.
Каждый занял свое место в этом постоянном ополчении. Каждый вычленил для себя некую внутреннюю мотивационную функцию, связанную с другими: служить порядку, защищать его, жить им, укреплять его, и даже растворяться в нем… Общность государства, как империи вышней, как продолжения ополчения ангелов и небесного царства, заменила русскому народу опору на родо-племенные связи. Мы переросли клановость. Переросли римскую республику и императорскую Византию. Превзошли их. Не заимствуя, а показывая в ответ свое.  Показали, как надо правильно. Переросли любую цивилизацию на свете. Став Святой Русью.


Отдавать своим

Наша экономика стала уникальной экономикой – экономикой отдачи, дара, а не наживы. Экономикой , основанной на непреодолимом желании поделиться со своими, а не припрятать. Экономикой со-труженичества, а не конкуренции. Экономикой, в которой нет перспективы стать миллиардером и гасить противников всеми способами, а есть реальность становления и реализации талантов, данных каждому. Экономика конкуренции – это экономика подавления. Русские же принципы – которые сегодня для нас востребованы более воздуха – это осмысленное ежедневное созидание-бытие, когда к вечеру ты подводишь итог: я русский настолько, насколько отдал себя всего (см. Орбини «Славянское царство»). В этой экономике есть не только шкала материального, но и невидимое измерение: сколько например, ты готов отдать за безопасность своих детей, за своевременную медицинскую помощь, за простую заботу… Этого не измеришь только перераспределением продукта или потраченным временем. Но именно эти невидимые критерии и ощущает каждый из нас, как уничтожаемые нынешним огнем цивилизационной войны.
И мы вновь запустим эту удивительную, не похожую ни на какую другую, освобождающую русского человека экономику. В таком соотношении сил и средств на каждого воюющего, на каждого защитника приходилось 10-12, а то и 15 тружеников, которые сами могли встать в ряды богатырей, как Илья Муромец. И наоборот – воины Ермака, даже перешагнув столетний рубеж, становились и крестьянами, и монахами…
Никто не превозносился ни над кем. Не было каст и жестких границ сословий. Все было едино.
Русь стала семьей. Разрастающейся на невероятном пространстве.
Везде русский человек чувствовал себя дома и в безопасности.
И нам вновь придется запускать, инициировать именно такие отношения, которые никто в мире не мог воспроизвести. Никакие политэкономии Запада, Востока и уж тем более Ближнего востока, не в состоянии были описать этот опыт, поскольку он был им чужд в корне. Потому и считали они нас практически несуществующими или низкими – мы не вписывались в их надуманные категории.
Избавившись от банков и процентов, от наживы друг на друге – мы получили стремительный взлет вверх, рост государственности, как факта нашего единства, нашего самого крупного в мире фрактала семейственности – Святой Руси, основа которой – фундамент – две заповеди любви – к Богу и к ближнему.
И сегодня нам в первую очередь как воздух необходимо запустить именно эти механизмы общинности, взаимопомощи. А не только отмечать их у чужаков и пришельцев. И не кивать, что у них «не надо ничего покупать»… Одними «не» сыт не будешь.
Общая жизнь, общее дело, общие действия – вот ступени победы.
Эти навыки надо не просто понимать и декларировать, а восстанавливать на практике. Если бы это было сделано к Манежке – мы бы уже жили в другой стране. Мы бы не остановились «поговорить» у стен Кремля, а зашли бы в него, от имени хозяев. Восстановленное единство – восстанавливает всю полноту – приносит нам и перспективу действия, и делает фундаментально важными исторические связи, преемственность, всю уходящую в века нашей истории, истории становления Руси, истории ее укрепления.
Кремль – это дом наш наших отцов, а не чужаков, которых никто не знает как своих, с кем у нас нет, и не может быть единства, кого никто никогда не видел, и «выбирать» потому смысла не было.
У нас во всем был порядок. Каждое явление было на своем месте. Наши выборы – были в общинах. Где не спрячешься. Каждый виден по результатам труда. И это основа местного самоуправления. Выбранного волостного старосту не мог снять даже царь. Он мог только рекомендовать подумать о его переизбрании.
Сегодня при нынешнем режиме запустить механизмы полного очищения страны возможно только там, где наконец народ перейдет черту материального возмещения за кровь. И приступит к спросу с тех, кто является источником социальных болезней. И именно там уже нужен будет опыт общинности. Как первоначальных основ самоуправления на освобожденных территориях. Так кто его мешает приобретать сейчас? Кремль, телевизор, некто путин? Нет. Не только они. Без участия самого человека, впускающего соблазн бездействия в свою жизнь, это невозможно. Пока что страна русская заслужила некоего путина этим бездействием и омертвением, и невниманием к истории нашего единства.
По сути обрезанный правит обрезанными. Но необрезанными наследниками своих славных предков, защитниками своих потомков – никакой обрезанный рулить не сможет.
Это принцип понятен и прост и близок каждому русскому человеку. Народ не терпит самозванцев. И властью он нагружает. Властью ответственной за территорию. Где сразу на месте решаются проблемы торговцев смертью, педофилов, и прочей нечисти, сейчас спокойно сидящих на шее у народа под сенью путинского «права», под защитой силовиков и «пгаво-защитников».
Многие как-то представляют, что мы ведем в прошлое.
Нет, не в прошлое. Мы, настаивая на необрезанности, восстанавливая в человеке ответственность перед предками и потомками, настаиваем на внедрении порядка в нормальное настоящее. Настоящее Иванов, предельно помнящих родство, ценящих бесконечно своих, делящихся со своими всем, чем можно, помогающих своим, защищающим своих. В настоящее тружеников на любом народном поприще. Конечно, с сотовыми телефонами и самолетами, куда ж от них деться… Но настоящее – в котором дети наши будут под защитой и в безопасности. Где остановлена кровь. И пришло возмездие для тех, кто ее лил.
Это настоящее Иванов, живущих Истиной. Перефразируя известную песню, для такого русского человека – есть только Бог между прошлым и будущим. Именно Он называется Жизнь. И есть только Русь, как ступенька вверх. И есть ближний, свой – друг. Тот, кто повернул вспять от течения к смерти и пошел вместе с тобой вперед и вверх. К источнику Жизни.
Именно причастием небесному Иван получал всю полноту знаний и силу для действий, разум исправления зла и любовь ближнему, которому отдавал все, и тот поступал так же – по-ангельски, поскольку отдавая, ощущал всю сладость общения, когда радость от бесконечного мира – Руси, наполняет сердце так, что желание делиться ее красотой и добром – непреодолимо. Это желание двигало людей на подвиги, и снимало преграду смерти – поскольку причастие Истине упраздняло смерть. Каждый русский знал, что его вновь ждет та же Русь, небесная, святая.
Он видел это в своих столетних прабабушках, выходивших на луг порадоваться каждому дню нескончаемой жизни. Он видел это в силе предков, чьи дела не мог разрушить никто на земле. Он видел это в своем потомстве, в чьих светлых лицах он вновь узнавал ту же Истину.


Абстрактное право против русской правды

Простой человек практически ничего не знает о праве. Но он знает правду. Сладость правды. Силу правды. При слове право – он в ответ спрашивает, а где этому выучиваются? В какой академии. Точно так же, как еще недавно спрашивал о вере – полагая, что ей тоже выучиваются в академиях «особенные люди»… Что это принадлежность тех, кто не от мира сего.
Простой русский человек практически никогда не упоминает и  Россию. Она есть и есть. И ее не может не быть. И почти никогда не задается вопросом, что есть «русский»? Русский ли тот Сеня, кто сидит за столиком в кафе, и мечтает только  о том, чтобы водка не кончалась? Конечно, ты что! Пусть он павший, но свой – это определяется по миллисекундам во взгляде. И чужак определяется без всяких академий. Как по чуждому запаху, по не нашей небритости. Говору, поведению, повадке.
Можно ли потерять русскому Россию? Смешной вопрос. Тем не менее, он стоит сегодня. Я говорю о той России, которая нас родила и вырастила. О той, которую вы теряете. Россию не сотовых телефонов, а Россию чистых отношений. Которая в любые времена была сильной и непобедимой не потому, что обладала сверхоружием. А по чистоте духа и непритязательности.
Еще остались те, кто не зарится на чужое. Кто не возьмет чужого. Кто при взгляде тебе в глаза, не отведет их не по наглости чужака, а потому что знает то, что связывает нас. Верность, любовь, единство.
И сегодня – события очищения – это лезвие, отделяющее правду от права.
Право – это когда педофил и маньяк, получающий срок, потом выходит на волю, и  продолжает вновь творить свои мерзости. Правда – это искоренение этих явлений в принципе.
Право - это 15 лет жизни на горбу народа торговца смертью, а то и 5 до досрочного освобождения за «примерное поведение». Правда – это свалка, куда надо родственникам идти откапывать тушку торговца смертью, чтоб неповадно было никому ее распространять, как сейчас это делается чуть не в каждой школе… Особенно, в нефтедобывающих регионах…
Человек, который несет правду, как основу самоорганизации – всегда знает, что, как, с кем, и зачем делать. С кем быть вместе, и каким образом устанавливать порядок на территориях, которые вышли из-под контроля режима. Там, где идет возмездие за пролитую нашу кровь – там же должна шагать очищающая правда.


Краткие тезисы построения фундамента русского государственного строительства. Русская община.

Каждый из нас имеет надорганические четкие личностные сущности: семью; род, в котором семья, как отдельная почка, выпестована, выросла в своей колыбельке; общину (дружину – воинскую общину); Русь, русский народ…
И война против Руси сегодня не только информационная. Она может касаться не лично человека физически – но где-то терпит поражение его невидимая, духовная часть… Дядьку споили химией…  Троюродной племяннице сделали аборт… Отмерла какая-то семья его рода… Исчезло поселение Руси… Это цивилизационная война.
Чтоб ее видеть – нужно прояснять, укреплять эти связи.

Те, кто говорят о поиске русской национальной идеи – не  имеют ее. Идею нельзя найти. Можно стать частью идеи. Не абстрактным орудием неизвестно чего, какой-то строчки в книжке. А частью силы. Вечной. Которая есть всюду. Но которую видно далеко не всем.
То, что видит человек и в общей, большой русской истории, и в маленькой, в альбомах своей семьи, и в трудах Мавро Орбини о славянском царстве, и в видеороликах о пирамидах белых высоких голубоглазых людей в далеком Китае… – на самом деле, тем он и является. Если он видит только хаос и кровь – он сам и есть и хаос, и кровь…
Чтоб увидеть в истории и большой, и малой, русский порядок – надо стать частью этого порядка.

Русская история – это история русского порядка. Его возникновения. Его распространения. История святости и тех, кто не расплескал ни капли света Истины. История тех предков, кто трудился и был открыт, кто нес свет и святость во всю нашу землю. История сверх-проводимости… Когда ничто не задерживает энергии, не крадет, не копит, не складывает под проценты…
И очень важно научиться этому – не задерживать энергии, уметь отдавать ее.

Для русского сердца слово  Русь звучит небесным эхом. Не от мира сего. Свыше. Нечто высшее. Нечто святое. Неприкосновенное. Чистое. Отдающее. Раскрывающееся в неописуемой красоте. Дающее силы. Зовущее. Идеальное.
История Третьего Рима, ставшего первым и единственным настоящим. Это история особой империи, русской, к которой не подходит ни одно из других измерений.
История подножия Престола Божия (по Иоанну Кронштадтскому). История ответа русского человека Богу – в русском православии. История сыновства и подобия Богу.
При сотворении человека по образу Божьему сатана возмутился. Зависть – закипела в его «крови». Изначально в Боге-Троице явленное сыновство помутило гордого денницу, полагавшего Свет своей собственностью, поскольку он себя видел ангелом света. Нет причины зла в Боге – сатана от зависти захотел быть первым и единственным. И, видя человека, он отрезал себя от Бога, обрезался, стал человекоубийцей. Так потом Ирод избивал детей в Вифлееме. Так новый мировой порядок растлевает и избивает сынов русских. Не только ради нашей нефти или газа, угля или леса… Просто потому что ненависть к нам ничем не угасить.
Соблазном в жизнь человека вошла смерть. И до сих пор идет эта война «лучшего виртуального» против хорошего реального.
Сатанисты и завистливые в вашем кругу – когда-нибудь проявят себя. Не было и нет в кругу русских общин гордецов и завистливых. Будьте внимательны к этому. Пусть идут своей дорогой, какие бы «знания» они не предлагали.

Зачастую в форме «дружеских знаний» зло проникает в круг единства и начинает разрушать его. Будьте бдительны. Нет у Руси друзей иных (это про разрушенные армию и флот) – кроме Бога и топора, который русский мужик использует и для мирного строительства, и для защиты. История идеи, в которой себе человек оставлял минимум. Не тратил. Ничего лишнего. Каменный храм и деревянный дом. А не наоборот.
Наша история – история тех, кто умел отдавать. Ничего не требуя взамен. История тех, кто отдавал жизнь, с радостью и легкостью, за русских и Русь. История причастия Богу, а не только знания о Нем.
У «патриархии московской» – все ведь есть! И акафисты… И записочки… И свечки… И поклонение, и разговоры о вере, даже символ ее тот же, что настоящий. Нет только одного – что образовало Святую Русь – причастия Богу. Так же как в путинском государстве – на словах и на бумажках все есть… Кроме одного – человек беззащитен. Кругом вместо сплочения – разобщение. Вместо единства – разбитые на атомы семьи и люди. Нет сегодня ни одного уголка страны, где бы русский чувствовал не тревогу, а радость. Есть в путинско-чубайсовской эрефии и полиция, и суды, и законы… Но – оказавшись один, человек испытывает совсем другое – ненависть, страх, боль, видит льющуюся кровь… Будто исходящую от кремлевских каннибалов (должна же быть у них в таком случае дикая кровавая тайна…)
Их порядок – научился мимикрировать практически под все, что есть на свете, под любую культуру. Не становясь ею. И отличить ложь от правды не так-то просто. Вернули гимн. И песнопения вроде как встарь.
Потому и надо уметь видеть суть. Все у них есть, а одного – причастия Истине нет. И нет отцовского порядка и защиты в обществе. И быть не может. Они не отцы. Самозванцы.

В этом наше русское стояние. В этом наша сила. В Истине. Найдя источник мы несем в мир не свои дары. Все, что не донесли – на нашей совести. Все, что расплескали – наша вина. Остальное, лучшее – не наше, свыше. Мы получили даром, даром и раздаем. Мы русские – поскольку над нами вышняя власть – власть Руси, русская. Не от человеков.
И принцип русской власти, основной – отказ от самозванства. Кто говорит, что он достоин власти – тот не русский, тот не достоин ее.

Тьма пятнает территорию пролитием крови. Тьма метит свое владение окроплением жертвенной русской крови. Во тьме ходит самозванец со своей шайкой и нагло похищает все имущество нашего дома, наводит там беспорядок, топчет святое.
Если обрезать все до уровня «лишь политики», а тем более «экономики» или «науки», то выхода из этой ситуации нет, и не будет. Это будет лишь продолжающаяся в темноте борьба всех против всех, отдавливание и оттирание локтями поближе к тому месту, которое потеплее.
Но это не выход. Выход – единство. Единство связи всего нашего русского мира – от отдельного человека – его семьи, общины, рода, народа. Не «политика» должна определять нашу жизнь. Общественная жизнь – производная от духовной. Ее производные – военная, экономическая, научная, образовательная, и так далее… Их неразрывное единство – и есть наша русская жизнь. Единство без трещинок. Единство, в которое нельзя заползти с соблазном «новых теорий». Единство, которое превыше партий и движений. Воссоздание, а то и воскресение омертвевших русских связей. Единство в причастии Истине, защите русского порядка, жизни в нем, растворения в нем, служения ему. Политика и есть общественное выражение этого духовного движения. Дело, без которого вера мертва. Ее частные производные – военное искусство, экономика, наука, культура, образование… И все это – едино. Там, где разрыв – там утечка. Там, где процент – там смерть и кровь. Там, где превосходство – там ослабление. Там, где долги, а не долг, там свинство, а не честь…
Тот, кто рвет это наше достояние – русское единство – тот и преступник.

Как видим, сначала единство. Организованное единодушием. Из которого исключены ложные маячки. Режиму тоже нужно единство, только другое – единство покорности и слепоты «массы», «стада», «толпы». Круговая порука. Единство низости. Ослепление через наслаждение. Через смех. Через удовольствие. Через жвачку масс-медиа. Через статусное потребление. Через культивирование страстей.
Это мрак. Над страной и народом. Чтоб передвигаться в этой темной комнате – ресурсы туда, уголек сюда… Пока не видно что делается. Роль таких организующих фонариков играют ложные маячки и божества – нажива, удовольствие, власть, вернее, теплое место, приносящее несравнимое удовольствие. В большей степени метафизическое. Отсюда и типичное мышление, выводящее стереотипы, что борьба за власть – это борьба за теплое место. Любыми способами. Любыми средствами. Самозванство. Никто из тех, кто поближе узнал бы некоего путина или ельцина – не поставил бы их НАД собой.  Это возможно только во мраке. Причем страх – тоже одна из форм помрачения. Когда ты чувствуешь запах проливаемой крови. И останавливаешься. Проливаемая кровь слабых – давно используемый ими прием.
Это цемент их пирамиды – страх и кровь. Банк выжал проценты (по сути кровь), очередь за зелеными бумажками подвинулась, а то и выросла… Тварям это на руку – увеличить очередь к печатному станку и продавать бумажки дороже... самая примитивная их форма существования. Наше единство – единство Жизни. Их единство – в падении, гниении и смерти.

Исходя из основного принципиального русского качества – уметь отдавать, нас ждет экономика «пустых карманов». Только не опустошенных пришлецами и самозванцами. Наоборот, когда все радостно и сознательно отдано на обще дело. И вовсе не утрачено, а наоборот растет прибылью человека в том, что его дети идут в нормальную школу. Человек умножается, отдавая. Он перестает быть одиночкой-конкурентом. Он не растворяется в тысячной общине, а наоборот. Приобретает тысячу новых возможностей, становится сильнее в тысячу раз.
Таков русский мир. Общину и называли раньше миром. Миром, в котором он, а прежде его семья, получает нормальную заботу, медицину, культура, защиту… Когда ни капли больше не утекает за границу. Когда грамотно распределено – где и что удобрить нашими общими средствами. В таком случае печатный двор (аналогия заднего двора фермы, где скапливается навоз в виде денег)  должен быть максимально пуст. Поскольку это удобрение должно просто способствовать росту всякого нормального русского дела. А наша генетика – почва, подобная чернозему – вырастит плоды лучше Запада, Востока, а тем более уж Ближнего востока в нынешнем состоянии… Ни процентов, ни кредитов, ни бесконечных долгов…
Наша основная прибыль – в укреплении и росте Руси.

Империя организуется по отношению к истинному источнику света, источнику жизни, к которому идут все, едино, вместе получая каждый свой дар, укрепленный взаимопомощью, не осевшей ни на одном из потайных счетов… В таком ракурсе власть – это, конечно, дар. Данный не тем, кто стремился к теплому местечку, а кто не превращает его в тьму. Кто несет дальше. Кто способен раздавать, а не быть тьмой, накопительным счетом в банке. Наделение доверием и ответственностью тех, кто способен и вынести их, и наделять вокруг себя тем же. Русская власть – сверху вниз, устроена как общее сплочение под тяжестью задач. И это далеко не сахар…
По сути империя – сообщество, хранящее Божественный свет, Божественную энергию, приумножающее через личностное причастие Богу, через реализацию особых полученных талантов, позволяющим Богу действовать в человеке. Единство – залог построения необходимого порядка, каркас.
Это фундамент стройного государственного здания русского порядка, той империи, против которой идет нескончаема война на уничтожение.
Русь, как семья: это один дух, один народ, одна общность, единство, сила – от таинства причастия Истине.
Это таинство, эту силу не дано сломить никаким тайным обществам и службам, ни рогатым, ни звездатым…
Стань частью этой силы – тогда приблизишь победу над новым мировым порядком. И забудешь про него. Потому что тебя будет интересовать другое – свое, родное: рост вновь обретенной общности – Руси, а не гибель. Это и есть одна из основных созидательных перспектив: родиться, чтоб Руси пригодиться. Империя – это те, кто вместе повернул от смерти к жизни. Кто призван вернуть русским детям – сердца их отцов. Чтоб больше никогда мы не заходили в такую тьму бессердечия и ад самозванства, какие сегодня временно царят на нашей земле.
Нас пригибают, нам рассказывают сказки про толерантность и блага ювенальной юстиции – а мы должны повернуть вспять. Вместе. К тому миру, где не будет ребенок стучать на отца. Где не будут резать по живому русские семьи. Где взаимопомощь и единство не позволит больше пролезть в нашу семью, а потом и во главу семьи никакому самозванцу.
Все кругом течет к смерти – а мы идем к жизни. Это наш выбор.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments