Кофырин Николай - Kofyrin Nikolay (strannik1990) wrote in history_ru,
Кофырин Николай - Kofyrin Nikolay
strannik1990
history_ru

Categories:

БЛОКАДА - ТРАГЕДИЯ ПОБЕДЫ

блокада_19

27 января исполняется 70 лет со дня полного снятия блокады Ленинграда в январе 1944 года. Для меня и для многих ленинградцев это праздник со слезами на глазах. Моя бабушка всю блокаду проработала в Ленинграде. Её десятилетний сын (мой отец) был эвакуирован летом 1942 года по Ладожскому озеру. Моя тётка осталась во время блокады в 15 лет без родителей и пошла на завод «Большевик», где работала и жила. Некоторые из моих родственников умерли в блокаду и похоронены в братской могиле на Преображенском кладбище.
Анализируя исторические и литературные источники, я пришёл к выводу: то, что Ленинград оказался в блокадном кольце, виноват не только немецкий блицкриг, виновато и руководство страны, допустившее непростительные ошибки. Результатом таких ошибок стала гибель от голода более миллиона человек!
Как же не допустить повторения подобной трагедии?




Надо отдать должное Сталину, он оттягивал начало войны. Перед войной на треть вырос оборонный бюджет, что позволило создать военную промышленность.
В 1939 году Сталин говорил: «Ленинград представляет процентов 30-35 оборонной промышленности нашей страны и, стало быть, от целостности и сохранности Ленинграда зависит судьба нашей страны».

В августе 1941 года в ходе кровопролитных боёв фашистские войска вышли на подступы к Ленинграду. Встретив упорное сопротивление наших солдат, немцы остановились в 4−7 км от города. Линия фронта проходила всего в 16 км от Зимнего дворца.

8 сентября немцы заняли Шлиссельбург. Началась блокада. Население об этом не информировали почти две недели, надеясь, что советские войска скоро прорвут кольцо.
Потеря Шлиссельбурга вызвала серьёзные затруднения в Ленинграде. Прекратилось поступление боеприпасов, продовольствия, горючего, медикаментов. Приостановилась эвакуация раненых.

В осаждённом городе осталось 2 млн 544 тыс. гражданского населения, в том числе свыше 100 тыс. беженцев из Прибалтики, Карелии и Ленинградской области. Вместе с жителями пригородных районов в блокадном кольце оказались 2 млн 887 тыс. человек.

Ленинград обороняло большее количество войск, чем было наступавших немцев. Когда для обеспечения обороны Ленинграда был назначен Г.К.Жуков, 27 сентября 1941 года он распорядился, чтобы все командиры соединений и частей были предупреждены о том, что за самовольное оставление Петергофа и оборонительных позиций южнее Петергофа будут расстреляны как трусы и изменники.

Если немцам всё же удалось бы ворваться в город, был детально разработан план уничтожения войск противника. Руководство Ленинграда подготовило к взрыву основные заводы. Все корабли Балтийского флота должны были быть затоплены. На улицах и перекрёстках были возведены баррикады и противотанковые препятствия общей длинной 25 км, построено 4100 дотов и дзотов, в зданиях оборудовано более 20 тысяч огневых точек. На Кировском заводе было построено 75 танков, оставшихся в городе.

В директиве Гитлера №1601 от 22 сентября 1941 года «Будущее города Петербурга» говорилось: «Фюрер принял решение стереть город Ленинград с лица земли. После поражения Советской России дальнейшее существование этого крупнейшего населённого пункта не представляет никакого интереса… Предполагается окружить город тесным кольцом и путём обстрела из артиллерии всех калибров и беспрерывной бомбёжки с воздуха сравнять его с землёй. Если вследствие создавшегося в городе положения будут заявлены просьбы о сдаче, они будут отвергнуты, так как проблемы, связанные с пребыванием в городе населения и его продовольственным снабжением, не могут и не должны нами решаться. В этой войне, ведущейся за право на существование, мы не заинтересованы в сохранении хотя бы части населения».

Когда германское командование осознало, что захватить Ленинград скорее всего не удастся, количество артиллерийских снарядов, упавших на город, увеличилось примерно в 6 раз. Немцы сбросили несколько тысяч зажигательных бомб с целью вызвать массовые пожары. 10 сентября им удалось разбомбить знаменитые Бадаевские склады, где находились значительные запасы продовольствия. Тысячи тонн продуктов сгорели. Один ветеран мне рассказывал, как они (мальчишки) собирали пропитанную сахаром землю, чтобы хоть как-то продержаться.

В октябре жители города почувствовали на себе явную нехватку продовольствия, а в ноябре в Ленинграде начался настоящий голод. Были отмечены сначала первые случаи потери сознания от голода на улицах и на работе, первые случаи смерти от истощения. Люди шли куда-то по своим делам, падали и мгновенно умирали. Специальные похоронные службы ежедневно подбирали на улицах около сотни трупов. По данным официальной статистики, в феврале 1942 года на улицах города было подобрано около 7000 трупов.

Зимой смертность от голода стала массовой. Каждый день умирало более 4000 человек. Были дни, когда умирало 6−7 тысяч человек. Всего же, согласно последним исследованиям, за первый, самый тяжёлый год блокады погибли приблизительно 780 000 ленинградцев.

В большинстве случаев семьи вымирали не сразу, а по одному, постепенно. Пока кто-то мог ходить, он приносил продукты, получаемые по карточкам. Потеря карточек означала смерть.

Известный американский публицист Гарриссон Солсбери, побывавший в Ленинграде в марте 1944 года, утверждал, что город был захвачен людоедами.
На самом деле, за каннибализм в феврале 1942 года было осуждено более 600 человек, в марте — уже более тысячи.

Но 28 сотрудников Всесоюзного института растениеводства умерли от голода, но сохранили семенной фонд – несколько тонн уникальных зерновых культур.

Зима 1941-1942 годов оказалась значительно холоднее и продолжительнее обычного. Температура воздуха опускалась до минус 32 градусов. Высота снежного покрова достигала более полуметра.
С наступлением зимы в городе практически кончились запасы топлива, замёрзли или были отключены водопровод и канализация. Питьевая вода стала большим дефицитом, а её транспортировка в квартиры и учреждения – настоящим подвигом.
Главным отопительным средством стали особые мини-печки (буржуйки). Они стояли в большинстве квартир. В них жгли всё, что могло гореть, в том числе мебель и книги.

блокада_26

Некоторые ныне со злостью говорят о том, что в самые тяжёлые дни зимы 1941-1942 года, когда выдавали 125 граммов хлеба в день, в столовой Смольного хорошо кормили. Ленинградский инженер-гидролог, побывавший на приёме у первого секретаря горкома А.А.Жданова вспоминает: «Был у Жданова по делам водоснабжения. Еле пришёл, шатался от голода... Шла весна 1942 года. Если бы я увидел там много хлеба и даже колбасу, я бы не удивился. Но там в вазе лежали пирожные».

Некоторые всерьёз рассуждают о том, что надо было сдаться немцам, тогда бы сейчас пили баварское пиво… Но почему-то эти люди забывают о печах Освенцима!..

Спасла ленинградцев дорога, проложенная по льду Ладожского озера. Первоначально её звали «Дорога смерти», поскольку многие не доезжали до спасительного берега. В ноябре через Ладогу было перевезено около 85 тысяч человек, то есть за один день — около 3 тысяч. Всего эвакуировано было из города 1,3 млн. человек. К моменту прорыва блокады в городе оставалось не более 800 тыс. человек гражданского населения.

Говорят, уже невозможно точно установить, сколько умерло в блокадном Ленинграде.
Президент ассоциации историков блокады и битвы за Ленинград в годы Второй мировой войны Юрий Иванович Колосов считает, что за годы блокады погибло вовсе не 1,5 миллиона, а 750 тысяч человек. 600 тысяч жителей города ушли в армию, 1 миллион 370 тысяч человек были эвакуированы, а 560 тысяч осталось в живых на конец блокады.

Я не могу поверить, что невозможно установить гибель 750 тысяч человек. Власти предпочитают скрывать истину, чтобы не признавать своей вины. Ведь должен же кто-то ответить за гибель такого количества людей!
Люди умирали от голода, а в диагнозе писали – «сердечная недостаточность», поскольку было запрещено писать «дистрофия».

блокада_17

В конце марта 1942 года вспыхнула эпидемия холеры, брюшного тифа, сыпного тифа. Но за счёт профессионализма и высокой квалификации медиков вспышка была сведена к минимуму.

Можно верить или не верить тем или иным цифрам. Я лично предпочитаю верить людям, пережившим блокаду. Мой научный руководитель доктор юридических наук, профессор Яков Ильич Гилинский всю блокаду прожил в Ленинграде.



Доктор исторических наук Юлия Кантор в статье в «Российской газете» 18.01.2013 пишет:
«Решение комиссии Госкомитета обороны о срочном ввозе продовольствия в Северную столицу в связи с угрозой осады было принято катастрофически поздно - в конце августа. На 21 июня 1941 года на ленинградских складах имелось муки на 52 дня, крупы - на 89 дней, мяса - на 38 дней, масла животного - на 47 дней, масла растительного - на 29 дней.
Никакого «неприкосновенного запаса» вопреки всем правилам обеспечения жизнедеятельности мегаполиса до войны в Ленинграде не было».

С 20 ноября ленинградцы стали получать самую низкую норму хлеба за всё время блокады - 250 г по рабочей карточке и 125 г по служащей и детской. Рабочие карточки в ноябре - декабре 1941 года получала только третья часть населения. В ленинградском хлебе муки было 40%. Остальное - жмых, целлюлоза, солод.

Весной 1942 года ленинградцы с радостью собирали траву на городских газонах. Заготовку и переработку травы вёл фасовочно-пищевой комбинат. Были созданы пункты по приёму растений. Траву продавали в Елисеевском магазине на Невском проспекте. Предлагались рецепты: салат из одуванчиков, суп из крапивы, запеканка из сныти.

Если в довоенный период в городе в среднем ежемесячно умирало до 3500 чел., то в феврале 1942 ЗА СУТКИ умирало 3 тыс. 200 человек - 3 тыс. 400 человек.
В октябре умерло 6199 чел., в ноябре - 9183 чел., за 25 дней декабря - 39 073 чел. С 1 по 10 декабря умерло - 9541 чел., с 11 по 20 декабря - 18 447 чел., с 21 по 25 декабря умерло - 11 085 чел.

В связи с дальнейшим ростом смертности и ослаблением живых, количество желающих оформить в ЗАГСах и своими силами захоронить умершего падало, а подбрасывание покойников возрастало. Возможен был только учёт на кладбищах, но их работники были заняты в первую очередь тем, чтобы быстрее захоронить поступающих покойников, поэтому кладбища не вели точного учёта. За период с 1 июля 1941-го по 1 июля 1942-го захоронено более миллиона человек.

блокада_25

«Не знаю, чего во мне больше - ненависти к немцам или раздражения, бешеного, щемящего, смешанного с дикой жалостью, - к нашему правительству», – писала в дневнике Ольга Берггольц. – «Наше правительство и ленинградские руководители бросили на произвол судьбы. Люди умирают как мухи, а мер против этого никто не принимает».

Впервые дневник Ольги Берггольц был опубликован в 2010 году. В нём она писала: «Жалкие хлопоты власти и партии, за которые мучительно стыдно... Это называлось: "Мы готовы к войне". О сволочи, авантюристы, безжалостные сволочи!»

Я жил рядом с улицей, носящей имя Ольги Берггольц. Часто посещаю библиотеку, носящую имя ленинградской поэтессы, где регулярно проходят вечера памяти.



В течение 1942 года было предпринято четыре попытки прорыва блокады, но все они оказались неудачными. Основные бои велись на так называемом «Невском пятачке» − узкой полосе земли шириной в 300−500 метров и длиной около 1 км на левом берегу Невы, удерживаемом войсками Ленинградского фронта. Весь пятачок простреливался врагом. Всего за 1941−1943 гг. на «Невском пятачке» погибло около 50 000 советских солдат.

12 января 1943 года началась операция «Искра» по прорыву блокады Ленинграда. Было выделено 300 тысяч солдат. 4 дивизии наступали в первом эшелоне. Штурмовые отряды формировались из моряков Балтийского флота.
После артиллерийской подготовки, продолжавшейся 2 часа, войска Ленинградского и Волховского фронтов перешли в наступление. За 6-7 минут штурмовые группы преодолели участок Невы в 500 метров и захватили первую линию немецкой обороны – так называемый «невский измаил».

Целых семь дней войска Ленинградского и Волховского фронтов преодолевали 16 км глубоко эшелонированной обороны немцев. Наконец 18 января войска фронтов соединились. В этот же день был освобождён Шлиссельбург и очищено от противника всё южное побережье Ладожского озера.

За 7 дней наступления наши потери составили свыше 115 тысяч человек. 25 военнослужащим присвоили звание Героя Советского Союза. А Георгию Константиновичу Жукову за координацию действий Ленинградского и Волховского фронтов было присвоено звание Маршала Советского Союза.

В освобождённом коридоре шириной 8-11 километров за семнадцать суток (!) была проложена железная дорога длинной 35 километров. И уже 7 февраля на Финляндский вокзал прибыл первый поезд с продовольствием. Эта «Дорога Победы», как называли её ленинградцы, помогла выстоять ещё один год.

Во время битвы за Ленинград с 1941 по 1944 год погибло больше людей, чем потеряли Англия и США за всё время войны.
За годы блокады погибло, по разным данным, до 1,5 млн. человек. Только 3% из них погибли от бомбёжек и артобстрелов; остальные 97% умерли от голода.

Почему же до сих пор не хотят установить истинное количество погибших во время блокады?

Правду о трагическом положении в блокадном Ленинграде власти предпочитали не афишировать. Ещё во время войны открылся Музей обороны и блокады, экспонаты для которого собирали сами ленинградцы. В 1949 году музей был закрыт, а его руководство репрессировали по "ленинградскому делу".
Первый секретарь Ленинградского обкома КПСС Григорий Романов, невзирая на просьбы ленинградцев, не разрешал вновь открыть Музей обороны и блокады. Он наложил вето на издание в Ленинграде "Блокадной книги" Даниила Гранина даже с цензурными купюрами.
Недавно «Блокадная книга» была опубликована без купюр. Однако до сих пор нет полной истории битвы за Ленинград.

Это нужно не мёртвым, это нужно живым!
Сегодня Пискаревское мемориальное кладбище – самое большое в мире захоронение жертв Второй мировой войны. Там погребено более 400 тысяч ленинградцев.

Никто не забыт, и ничто не забыто!
В битве за Ленинград было более 220 Героев Советского Союза и свыше 60 человек повторили подвиг Матросова, закрыв своим телом огневые точки.

Никто не хотел умирать. Героизм часто был вынужденный: либо сдаться, либо умереть. Многие предпочитали умереть за Родину.
И где теперь эта Родина?!

Когда сегодня людям задают вопрос: «Чем мы можем гордиться в прошлом?», большинство отвечает, что за 15 последних лет гордиться нечем. При этом 97,3% опрошенных отвечают: «Героями Великой Отечественной войны»!

В Нормандии на торжествах, посвящённых 50-летию открытия второго фронта Президент Франции Ф.Миттеран говорил: «Не было бы защиты Ленинграда, сапог немецких солдат до сих пор бы топтал Францию».

Да, мы победили. Но какой ценой была завоёвана победа?
Надо честно признать: руководство страны совершило ошибку, результатом которой стала блокада Ленинграда, стоившая жизни 1,5 миллиона человек. И это настоящая трагедия!

Спустя сорок лет после окончания блокады мой отец руководил строительством мемориального комплекса под Кировском на месте прорыва блокады Ленинграда. Я до сих пор храню памятный сувенир – железный патрон с гравировкой, подаренный отцу в день открытия мемориала 7 мая 1985 года.

18 января 2011 года я посетил тот самый мемориальный комплекс – музей-заповедник «Прорыв блокады Ленинграда». Давно я не переживал такого удивительного ощущения праздника. Это было почти забытое ощущение сплочённости и единства. Такого воодушевления я не испытывал давно. Люди вместе пели, танцевали, плакали вместе. Плакал и я… Под конец праздника эти люди казались мне родными.



Есть мнение, что русским, чтобы почувствовать сплочённость, не хватает большой беды. Однажды услышал: «Русские – нация смерти. Для русских в массе своей умереть легче, чем жить. Потому что война – это подвиг, это ура. Для нас победа это беда. Победители уже живут в 21 веке, а мы всё ещё в 17, в 18 перебраться не можем».
Уже в 1951 году уровень жизни в "побеждённой" Германии был значительно выше, чем в "победившем" СССР.

В фильме Михаила Сегала «Рассказы» есть сюжет, в котором двадцатилетняя девушка влюбляется в сорокалетнего мужчину. Но их отношения разваливаются из-за того, что девушка не знает истории своей страны. Волоколамское шоссе у неё связано только с пробками. Она даже не знает, сколько погибло во время Великой отечественной войны. «Очень много людей погибло, очень много тысяч. – Много чего? – Я знаю, я знаю, что немецкие танки дошли до IKEA…»

Как только мы забудем о прошедшей войне, так можно ожидать войну следующую.
В войну защищали не режим, а Родину!
Любовь к родине, это не любовь к какому-либо политическому режиму. Это любовь ко всему с чем вырос, то, ради чего живёшь, что составляет твою жизнь и твою суть.

Патриотизм не прививается, а проживается! Пока сам не прочувствуешь, что значит защищать свою Родину, любые пропагандистские кампании бесполезны.

Для меня блокада это трагедия. Некоторые мои родственники умерли в блокадном Ленинграде.
Во время войны в здании школы, где я позднее учился, размещался госпиталь. До сих пор помню школьный музей блокады.
Когда я слушаю 7-ю (Ленинградскую) симфонию Шостаковича, у меня кровь стынет в жилах!

Живые в ответе перед погибшими за Родину, ради которой умирали наши отцы и деды.
Многие умершие до сих пор имеют силу в мире живых. Например, имя Сталина имеет огромную идеологическую силу: оно объединяет ветеранов и выводит людей на демонстрации. Многие считают его великим главнокомандующим, обеспечившим победу в Великой отечественной войне.

Но сколько стоила эта победа?! И если в войне погибло 27 миллионов советских людей, а немцев в шесть раз меньше, то не была ли она «пирровой»?
Для некоторых это ТРАГЕДИЯ ПОБЕДЫ!

Я могу понять ветеранов, которые так настрадались во время блокады, что стараются не вспоминать пережитое. Многие до сих пор повторяют: «лишь бы не было войны»!

Всякая война – преступление, какими бы мотивами она не оправдывалась. И обязанность политиков – любыми способами не допустить развязывания кровопролитной бойни. Худой мир лучше войны!

Война против России никогда не заканчивалась, продолжается и сейчас.

Путин и Медведев – ленинградцы, и обязаны сделать всё, чтобы трагедия войны не повторилась!

«Россия всегда была сильна духом. Она пример того, как наперекор всем логическим доводам Дух Жив! В этом её главная особенность и отличие от других стран.
Гибель цивилизаций, к сожалению, не служит уроком для народов, которые поглощены материальным накоплением. Материальный избыток порождает духовный застой. Свобода духа не зависит от материального комфорта, скорее наоборот. Не сможет всё раздать и стать свободным тот, кто постоянно печётся об увеличении имеемого.
Прогресс нации определяется её духовными устремлениями! Стремление же ко всё большему комфорту — самый короткий путь к войне».
(из моего романа «Чужой странный непонятный необыкновенный чужак» на сайте Новая Русская Литература



А по Вашему мнению, МОЖЕТ ЛИ БЫТЬ ПОБЕДА ТРАГЕДИЕЙ?

© Николай Кофырин – Новая Русская ЛитератураБлокада
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments