Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

  • prajt

Империя Елисеевых

Часть 1

Знаменитый на всю Россию "Елисеевский" магазин вполне мог бы называться иначе - "Касаткинский", если бы не сыновняя любовь двух рослых молодых красавцев к своему батюшке, который своим примером и наставлениями научил сыновей трудолюбию и тем вывел их в люди. В прославление не подлинной своей фамилии - Касаткины, а имени батюшки они назвали основанное ими дело по общему отчеству: "Товарищество братьев Елисеевых".

А внуки закрепили дедово имя в памяти России, передав через полвека это название двум магазинам, самым роскошным во всем государстве и похожим, как братья-близнецы, - в Санкт-Петербурге и Москве. И третьему - в Киеве... Даже когда после революции в торговом деле не осталось ни одного Елисеева, их магазины в народе оставались "Елисеевскими" - видимо, стены тоже имеют память.





В 1902 году купцы Елисеевы в Санкт-Петербурге на углу Малой Садовой улицы и Невского проспекта построили продуктовый магазин в стиле модерн.


[Дальше...]

Красна земляничка к Рождеству ...

Все началось с графа Шереметева. Его крепостными были Касаткины, а также их родня - Кузнецовы, Красильщиковы, Ковалевы. Жизнь многих из них сложилась на удивление необычно. Дочь Ивана Ковалева, Прасковья, красавица, которую Бог одарил дивным голосом, стала супругой графа обер-гофмаршала Николая Петровича Шереметева. Он удивил весь Петербург, женившись на своей крестьянке, а был властен подарить, продать или обменять ее. В театре Шереметева она носила сценическое имя - Жемчугова, с ним и прославилась в обеих столицах.

Хозяин гордился своей актрисой, тайно любил ее. Впрочем, вся дворня знала об этом - несколько лет барин и крепостная артистка жили невенчанно. Но когда она стала вдруг увядать, назвал ее перед Богом и людьми законной женой. Было тогда Параше тридцать лет, а в тридцать четыре она умерла.

Граф и крепостная актриса обвенчались накануне Рождества 1801 года. С тех пор перед каждым новым годом Шереметев приезжал на родину Прасковьи Жемчуговой в свое рыбинское имение, где все местные ее знали и помнили. С большой компанией друзей и поклонников покойной жены приехал он сюда праздновать очередное Рождество. Этот приезд графа в свое любимое имение первые Елисеевы вспоминали всю жизнь, а последующие во всех подробностях передавали рассказ о давнем событии из поколения в поколение...









В праздничный вечер граф Николай Петрович и его гости уже сидели при свечах в Зеркальном зале за столом, когда с загадочным выражением на лице неожиданно вошел садовник Петр Касаткин. Он нес в вытянутой руке нечто такое, что у каждого взглянувшего вызывало восторг: в лютый рождественский мороз он держал на блюдечке, словно бы только что вернулся из леса... землянику, которая поспевает после Троицы! И поставил перед графом на стол.
Первым пришел в себя граф Николай Петрович:
- Петр Елисеевич, да как же ты сохранил такую красоту?

Касаткин отшутился:
- Да вот собрал. У нас, знамо, места земляничные.
Первую ягодку взяла самая почетная гостья, княгиня Варвара Долгорукая, и сказала с удивлением:
- Настоящая! А вот и зеленый листок! Настоящая лесная земляника... А я сперва подумала, что конфета. (Тогда говорили: "конфекта".)
Потом попробовал граф Шереметев, блюдечко пустили по кругу. Мужчины передавали его друг другу, а те подносили сначала своим дамам. Все брали по ягодке, восхищались графским садовником. Очень он угодил барину! И тот опрометчиво воскликнул:
- Угодил, Петр Елисеевич! Проси, чего пожелаешь. Все дам за такое уважение!
Касаткин не смел взглянуть на барина, хотя к вопросу готовился заранее, но ответил внятно, чтобы услышали все присутствующие:
- Дай, граф, вольную...



Магазин братьев Елисеевых в 1906 году





Конечно, это была неслыханная дерзость: в присутствии почтенных гостей поймать графа на слове. Но обер-гофмаршал виду не подал, что жалеет о своей опрометчивости (потерять такого садовника!). Только потом, при расставании, выказал обиду, но сейчас ответил радушно, щедро:
- Отпускаю тебя, Петр Елисеевич. Конечно, с женой.
Восторженной княгине Варваре Владимировне Долгорукой этого показалось мало. Гостья добавила:
- Граф, наверное, даст в придачу и сто рублей. На обзаведение.
Шереметев тут же вызвал управляющего и велел при всех отсчитать сто рублей - огромные по тем временам деньги!
Боясь, что граф может одуматься, Касаткин, как только выправил бумаги, быстро собрался и уехал с женой в санном обозе, который хозяин по зимнику отправлял в Петербург за "колониальным товаром".










Оранжевый рубль

Через два дня Касаткины уже в Петербурге. Петр Елисеевич и Мария Гавриловна остановились у своих деревенских, следивших за городским дворцом Шереметевых: в нем всегда должно быть чисто и тепло на случай неожиданного приезда хозяина. Наутро купили мешок апельсинов, деревянный лоток на голову и вышли на людный Невский проспект. Мария Гавриловна встала на перекрестке с Садовой (сторожить фрукты в мешке, пока они не понадобятся), а Петр Елисеевич с лотком на голове, наполненным апельсинами, пошел, улыбаясь, навстречу прогуливающейся благородной публике, предлагая свой неожиданный в зимнюю пору штучный товар. Сначала стеснялся, но к концу дня научился бойко выкрикивать, как будто сам был очень рад: "Кто хочет угостить даму апельсином? Копейка - что за деньги! Кто не пожалеет копейку, чтобы порадовать даму апельсином?"

Кавалеры, проявляя галантность, открывали кошельки. У некоторых в руках оказывался пятак, а поскольку у предупредительного продавца тут же находилась сдача, они проявляли щедрость: дескать, давай апельсинов на две копейки... Но, изумляя покупателей, Петр Елисеевич протягивал им на две копейки три апельсина. Дома жена выговаривала. Зачем наносить себе урон? Сказано ведь, апельсин стоит копейку, а если дал две копейки, то и получай два апельсина. Однако убытка не оказалось. К концу первого дня супруги пересчитали свой капитал: утром было сто рублей, к вечеру - сто один.

Все меньше приходилось Марии Гавриловне стоять на холодном сквозняке: Петра Елисеевича узнавали, выходили на Невский специально, чтобы удивить спутницу столь красивым белой зимой оранжевым фруктом. Все чаще с пустым лотком в руке Петр Елисеевич возвращался к Садовой, где томилась в ожидании жена. Да и она, преодолев смущение, стала не только стоять с товаром, но понемногу и приторговывать. Тогда купили второй лоток - для жены. И Мария Гавриловна пошла с ним, тоже улыбаясь, по другой стороне Невского проспекта...










Летом в Петербург прибыли с попутчиками их малые сыновья - Сергей, Григорий и Степан, остававшиеся до того в деревне с бабкой Пелагеей. Попривыкнув к петербургской жизни, Мария Гавриловна теперь настояла вызвать детей. Да они и не мешали. Особенно старший, Сергей, которому шел уже тринадцатый год. Он вместо матери подносил отцу апельсины, глядел за младшими, а потом, когда сняли помещение для лавки в доме Котомина на Невском же проспекте (по-нынешнему - в доме № 18), убирал с младшими братьями в нем, сбивал ящики для фруктов. Все шло к тому, чтобы завести собственное дело.

Об успехах Петра Елисеевича граф Шереметев узнал от своей дворни: барский садовник разбогател, открывает собственное дело, стал петербургской знаменитостью. О занятном человеке, получившем свободу благодаря землянике, поспевшей в оранжерее к Рождеству, действительно судачили в богатых домах, восхищались: вот славно придумал продавать апельсины зимой с лотка на голове!

Целый год семья жила экономно. В уголке, который сняли для лавки, отвели небольшое место для самих себя. Ничего лишнего не покупали - берегли деньги. Как-то раз после Рождества у перекрестка с Садовой, который они с женой с самого начала облюбовали, Петр Елисеевич нежданно встретился со своим бывшим хозяином-благодетелем. Граф искренне обрадовался, стал расспрашивать, что это у Петра Елисеевича на голове. Недавний крепостной все рассказал и, не снимая с головы деревянного лотка, добавил, что собирает хорошие деньги, чтобы откупить у графа своего брата, Григория Елисеевича Касаткина.
- И сколько собрал? - спросил Шереметев.
- Сто сорок рублей и тридцать копеек, - ответил бывший садовник.












Граф думал всего мгновение:
- Полагаю, этого вполне достаточно.
Петр Елисеевич не сразу сообразил, что слова графа означают согласие, а когда понял, пал, к удивлению прохожих, на колени, стал искать руку барина, чтобы поцеловать. Только тут он заметил, что Шереметев не один. В карете, которая остановилась на Невском возле Садовой и ждала графа, сидела укрытая меховой полостью и смотрела на происходящее Варвара Владимировна Долгорукая, год назад первая отведавшая счастливую рождественскую землянику. Не потому ли граф и сегодня не чинился, не дал себя уговаривать - хотел сыграть роль благодетеля до конца?

Всего через месяц как-то поздним вечером в Петербурге появился Григорий Елисеевич. Одет он был по-крестьянски, и Петр первым делом повел брата к новому своему знакомому - портному. Вторым делом отправились к стряпчему, чтобы тот сочинил и красиво написал прошение об учреждении "Товарищества братьев Елисеевых".
Потом историки Санкт-Петербурга спорили с родней преуспевающих Елисеевых, когда, в какой год было создано "Товарищество" и в каком поколении, считая, что вовсе не Петром и Григорием оно основано, а тремя сыновьями Петра Елисеевича, и только в 1857 году. Потомки в ответ спрашивали: почему же тогда столетнюю годовщину "Товарищества братьев Елисеевых" отмечали именно в 1913 году?












Остров погребов

Хотя Петр Елисеевич, преданно глядя на своего благодетеля, и назвал точную сумму в рублях с копейками, денег у него водилось гораздо больше. Как-то, дождавшись утра, он вынул ассигнации и серебро и вместе с братом дважды пересчитали их (вечером ассигнации не листают: какой-нибудь недобрый человек может ненароком увидеть в окно и польститься на чужие деньги).
Братья были не безграмотными, еще в деревне священник выучил обоих считать и писать. В Петербурге же они первым делом овладели географией: хотели точно знать, где произрастают благородные фрукты - апельсины, фиги, бананы и как получается из винограда барское горячительное вино.

Оставив Григория Елисеевича в Петербурге торговать (непременно без перебоев, даже по воскресеньям и в праздники) и подробно наказав брату, как поступать, если встретится какое-нибудь затруднение - с полицией ли, с хозяином ли тротуара (братья уже не ходили сами вдоль улицы, а наняли бойких разносчиков), сам Петр Елисеевич отправился парусным судном туда, где апельсины растут на деревьях, как в России яблоки.
Он намеревался попасть на юг благодатной Испании, где, по слухам, петербургские купцы - главным образом из немцев и французов - закупали колониальные товары. Но корабль по какой-то надобности сначала остановился на острове Мадейра.

И покрытый лесом остров (в переводе на русский Мадейра - "страна лесов"), и город Фуншал очень понравились нашему путешественнику. Оценил он тамошние вина - мадеру, мальвазию и вердельо. В Петербурге - холодная слякотная осень, а на Мадейре буйно цветет вечное лето. Увидел он сады, которых от роду не встречал: неведомые плоды прятались в тени листьев, а папайя росла прямо из голых серых стволов. Общаться с местными людьми ему помогали моряки, которые немного знали португальский, но им предстояло плыть дальше. А Петр Елисеевич отважно решил остаться в Фуншале один, договорившись, что на обратном пути корабль возьмет его домой.











Он ездил и ходил по острову, разглядывал растительность и странные аккуратные круглые зеленые холмы; подобные морским волнам, они были похожи один на другой, словно бы сделанные одной рукой. В первый же день он узнал, что действительно это не творение Божье, а сооружение человеческих рук: прохладные даже в самую сильную жару винные погреба со сводами, выложенными кирпичом. В них дозревало и хранилось вино, за которым присматривали смуглые, загорелые люди.

Постепенно начиная понимать португальскую речь, Петр Елисеевич и сам открыл многое, наблюдал, как мнут виноград, что делают с ним потом, в каких бочках содержат зреющее вино. Удивился, почему совершенно созревшие кисти винограда не снимают с лозы. Оказывается, то обязательная хитрость: из спелых ягод, остающихся еще какое-то время на кусте, получают замечательный изюм с тонкой, нежной кожицей. Местным виноделам очень понравилось, что исправно одетый и, видимо, небедный гость, поглядев на их работу, скинул башмаки, закатал штаны, обмыл ноги и весело присоединился к рабочим, которые топтали гроздья.

Ко времени прибытия корабля общительный, никогда не унывающий Петр Елисеевич уже коротко познакомился со всеми видными виноделами острова. Капитан и моряки только удивлялись, как быстро он сошелся с ними. Они похлопывали друг друга по спине, местные виноделы матерились по-русски и при этом перемигивались, словно бы знали значение ругательств. Петр Елисеевич словами и жестами уже обо всем с ними договорился: когда он будет присылать корабль за бутылками и бочками с вином, как и почем станет расплачиваться.












Поговорив с виноделами, капитан (он владел и португальским, и испанским) убедился, что Петр Елисеевич совершенно правильно понял торговцев, а они его, и взял на корабль первую партию вина. В Петербурге оно произвело фурор! Такого замечательного вина не видели даже в домах, знающих толк в питье.
Вернувшись из Португалии, в том же 1821 году Петр Елисеевич снял в петербургской таможне помещение для приема и хранения иностранных вин. Дело задумывалось большое - регулярно доставлять из-за границы иностранный товар. А спустя три года он уже открыл на Биржевой линии Васильевского острова постоянную винную торговлю, и она сразу же стала пользоваться успехом.

У "Елисеевых" можно было купить самые лучшие вина, за которыми присылали даже французские аристократы, оставшиеся жить в России после революции во Франции, - а уж они-то толк в благородных напитках знали! Иных приманивали заморские бутылки затейливых форм, но особенно ценилось старое, выдержанное вино знаменитых фирм с выцветшими этикетками. Наконец, в 1824 году Петр Елисеевич заявил свой капитал в Купеческой управе и записался вместе со всем семейством в купеческое сословие. Но неожиданно заболел и в 1825 году, не дожив и до пятидесяти лет, скончался.

Петр Елисеевич поступил удивительно предусмотрительно, записав в купеческое звание всю семью: дело продолжила вдова, Мария Гавриловна, вместе с подросшими сыновьями и Григорием Елисеевичем. Явно в батюшку деловыми качествами пошел старший сын, Сергей Петрович - ему уже было двадцать пять лет. Постепенно Мария Гавриловна доверила ему все сложное хозяйство, но и младшие сыновья старались. Особенно Григорий Петрович...












Торговый дом Елисеевых быстро стал одним из самых удачливых во всем Петербурге. В его лавках зимой всегда продавали изюм без косточек, фиги, свежий виноград и другие заморские фрукты,даже плоды папайи, которые первыми из богатых покупателей оценили люди пожилые. Хозяева магазинов "Колониальные товары" рекомендовали им начинать день именно с папайи, хотя она и выглядит невзрачно, и, казалось бы, не очень вкусна. Надо разрезать плод вдоль, выжать на него сок лимона и съесть ложечкой натощак - "бодрит желудок"... Так на Мадейре, бывало, рассказывал батюшка Петр Елисеевич, поступали даже бедные люди.

Самые неожиданные плоды, названия которым знали далеко не все покупатели, у "Елисеевых" выглядели такими свежими, будто их только сняли с куста или дерева. А все потому, что с самого начала было строго заведено: перед тем, как выставить для продажи фрукты или ягоды, обязательно убрать порченые - не обрезать пожелтевшее или подгнившее, а вовсе не выставлять. Пусть это съедят сами продавцы, но непременно - в лавке. Домой не относить, чтобы никто не увидел, что райского вида товар, привезенный морем, может испортиться. У "Елисеевых" товар - только отменный!

Сергей, Григорий, Степан, уже немного знавшие французский, стали расширять личное знакомство с поставщиками. Каждый из них время от времени уезжал за границу: во Францию, потом в страны Пиренейского полуострова, в Англию - заключали сделки с крупнейшими поставщиками "колониальных товаров".










Проглядели пароход

Дело у "Товарищества" шло так успешно, что еще старшие Елисеевы - Петр и Григорий - перестали нанимать парусники, ходившие в южные моря. Обзавелись своими. В Голландии купили "Архангела Михаила", "Святого Николая" и трехмачтовую красавицу "Конкордию". На них доставлялись плоды и ягоды с берегов Португалии, с островов Средиземного моря, из райских мест Африки, где фрукты были еще дешевле. Парусные суда добирались даже до Индии. За навигацию парусники успевали совершать по два рейса.
Собственная доставка обходилась сказочно дешево. Можно было снижать цены на товары и с каждым днем богатеть: капитаны, моряки, приказчики обходились недорого. Завистники с насмешкой говорили: "Больше всего стоит ветер, что надувает паруса".

А между тем упоенные успехом братья Елисеевы не заметили, что внезапно просчитались. Не поняли, отчего дешевеет парусный флот, просмотрели появление пароходов - судов несравненно более быстроходных и выгодных. А ведь много лет назад уже был повод приглядеться к новому и хорошенько подумать. Летом 1817 года, воскресным днем, всей семьей прокатились из Петербурга до Кронштадта на первом российском пароходе - на чудном, пышущем злым паром судне под названием "Елизавета". Российскому пароходу было тогда уже три года, но интерес к нему постепенно угас. Кто бы мог подумать, что у этого чудища большое будущее? Старшие Елисеевы - Петр и Григорий, как и все, тоже увидели в новшестве одно баловство, не имеющее никакого отношения к торговому делу.

Спохватились сыновья, да поздно. В их оправдание надобно сказать, что даже просвещенные люди того времени не предвидели огромных перемен, связанных с появлением парового двигателя. Это случилось во времена молодости Пушкина, однако ни в стихах, ни в письмах, ни в прозе он никак не откликнулся на событие, которое вскоре перевернуло жизнь всех народов Земли. Почти двадцать лет спустя отозвался лишь композитор Глинка.












Он написал бодрую песню о том, как "веселится и ликует весь народ, пребывая в нетерпеньи", - в честь появления первой в России железной дороги между Санкт-Петербургом и Царским Селом. Их связал железными рельсами "пароход", который "мчится в чистом поле". Пароходом сначала называли и паровоз, одним новым словом связав транспорт речной, морской и совершенно необычный наземный. Слово очень точное в объяснении силы рвущегося на волю пара, благодаря которой "экипаж" несется с "немыслимой" скоростью вперед - по воде и по земле.

Да, молодые Елисеевы проглядели новинку, а конкуренты воспользовались изобретением, наняли быстроходные пароходы и первыми стали доставлять в Россию с юга все, что поспело и не должно увянуть, испортиться дорогой. Капитаны груженных фруктами пароходов, вовсю дымящих в синее небо, старались в море подойти поближе к елисеевскому паруснику, а поравнявшись, неожиданно оглушительно загудеть и тут же прибавить скорость - так они унижали "морскую черепаху". Удаляясь, моряки насмешливо махали с палубы рукой. Однако младшие братья Елисеевы не долго кручинились. Они извлекли из поражения урок и отныне помнили его всегда: внимательно следить за всем новым, чтобы всегда быть впереди.

Средний, Григорий Петрович, постепенно становился во главе семейной фирмы. Два уцелевших парусника удалось продать тем, кто все еще не верил в наступление новой эры. Полученные деньги истратили на покупку винных погребов в Бордо, Опорте, Хересе и, конечно же, на Мадейре. Братья Елисеевы теперь больше надеялись на то, что не могло ни утонуть, ни устареть. В лучшее время года, когда фрукты стоили очень дешево, они скупали у крестьян их урожай, хранили нежный товар в каменной прохладе погребов и, наняв пароходы, везли его в Россию. Местные крестьяне рады были получить сразу всю выручку за урожай, а в Петербурге, где зима начиналась раньше, чем в остальной Европе, радовались экзотическим фруктам.


3
  • redshon

Противостояние СССР - США на море во время войны «Судного дня» 1973 г. Часть I.

Оригинал взят у jurii70 в Противостояние СССР - США на море во время войны «Судного дня» 1973 г. Часть I.
Оригинал взят у navy_chf в Противостояние СССР - США на море во время войны «Судного дня» 1973 г. Часть I.

(Противолодочный крейсер "Ленинград" и крейсер американского 6-го флота "Спрингфилд". Средиземное море, февраль 1972 года)
Решение Египта о начале войны с Израилем было сделано президентом Анваром Садатом и его сирийским коллегой Хафезом Аседом летом 1973. Запланированная дата нападения скрывалась от Кремля до 4 октября, за два дня перед началом военных действий. В тот день Леонид Брежнев послал сообщение Садату заявление, что в войне должны участвовать одни арабы, хотя Египет мог полагаться на советскую поддержку. Единственным требованием Брежнева было то, чтобы советские гражданские специалисты могли эвакуироваться. И все это ложилось на корабли 5-й эскадры.
5-ой эскадрой ВМФ СССР с октября 1972 г. командовал вице-адмирал Евгений Иванович Волобуев, начальником штаба был контр-адмирал Александр Ушаков. В ее составе было более 50 судов, надводные корабли в основном из состава Черноморского флота, а подводные в основном из Северного флота.

Collapse )

Битва "стальных монстров".

Оригинал взят у kartam47 в Битва "стальных монстров".
В марте 1862 года в ходе гражданской войны у берегов Америки состоялась первая в истории битва между броненосными кораблями. Эти корабли назывались «Вирджиния» от Конфедерации и «Монитор» из военно - морских сил Севера.


2QJjXvi3.inettools.net.resize.image.jpg

Гибель "МОНИТОРА"



Использование принципиально новой защиты в виде брони заставило пересмотреть устоявшийся взгляд на оснащение военных кораблей. Николай Большаков выясняет, как эта битва заставила пересмотреть основы кораблестроения.
Collapse )

Первая Мировая! Флот. (100 фото )

Оригинал взят у kartam47 в Первая Мировая! Флот. (100 фото )


Перед началом Первой мировой войны великие державы большое внимание уделяли своим Военно-морским силам, шла реализация масштабных морских программ.


CmMS0Ryl.inettools.net.resize.image.jpg

Французский броненосный крейсер Леон Гамбетта



Поэтому, когда началась война, ведущие страны обладали многочисленными и мощными флотами. Особенно упорное соперничество в наращивании военно-морской мощи шло между Великобританией и Германией. Британцы в тот период обладали самыми мощными ВМС и торговым флотом, что позволяло контролировать стратегические коммуникации в Мировом океане, связывать воедино многочисленные колонии и доминионы.
Далее фотографии ВМФ Великобритании, Германии, США и других стран.

Collapse )
abram
  • redshon

Просранное в 1968 году будущее СССР

Originally posted by vseneobichnoe at Что помешало СССР уничтожить Израиль в 1968 году?
getImage

Сионистский сайт Sem 40.

Цитирую сохраняя орфографию:

"Двадцать девять лет назад, в первый день праздника Песах 1968 года, государству Израиль предстояло быть стёртым с лица Земли. Об этом поведал официальный вестник архива Президента Российской Федерации исторический журнал «Родина», 1996, # 7-8.

Collapse )
3

ДЕЛО БЕЗ НАЗВАНИЯ

Originally posted by direkt_mashin at ДЕЛО БЕЗ НАЗВАНИЯ


Горящий «Бэйнбридж», фотография с борта советского поисково-спасательного вертолёта (из частного архива, публикуется впервые).

В ходе полномасштабных учений «Океан 77» самолёты МРА должны были выполнить стрельбы ракетами Х-12 в боевом снаряжении по учебным целям, расположенным в акватории полигона Тихоокеанского флота. Для выполнения боевой задачи выделялась пара бомбардировщиков Ту-16К-10У, один из которых являлся носителем ПКР, а другой обеспечивал наведение и контроль результатов. За ходом учений пристально наблюдал Седьмой флот ВМС США, вплотную приближаясь к району маневрирования советских кораблей, однако, не мешая проведению учений. После появления одиночного Ту-16 (самолёт обеспечения), атомный ракетный крейсер CGN-25 «Бейнбридж» отделился от группировки и направился в сторону полигона, с целью наблюдения за стрельбами.


Ракетоносец Ту-16К-12 с ракетой Х-12С и атомный ракетный крейсер CGN-25 «Бейнбридж».
В 13:42 Ту-16 с одной ПКР Х-12 вышел в район выполнения упражнения и начал атаку. Обнаружив учебную цель с дистанции порядка 340 километров, ракетоносец сблизился до рубежа пуска и, выполнив все предстартовые процедуры, осуществил сброс ракеты на расстоянии 275 километров до цели.
После отделения ракеты произошел удар по её хвостовой части неустановленным посторонним предметом[5], что привело к разрушению антенн двусторонней связи и прикрывающего их радиопрозрачного обтекателя. По не установленной до конца причине, автопилот перестал выполнять заложенную программу и вместо набора высоты, ракета продолжила разгон в горизонтальном полёте, имея незначительный крен на правый борт, что заставило её двигаться по дуге радиусом около 50 километров.
Обнаружив нештатное поведение ракеты, экипаж Ту-16 предпринял попытку перехватить управление, однако никакой ответной реакции аварийной ракеты не последовало. Убедившись в отсутствии ответного сигнала, командиром принимается решение уничтожить ракету, передав команду на пикирование, но и эта попытка не увенчалась успехом – неуправляемая ракета продолжала полёт, всё больше удаляясь от намеченного курса. Повторно отправив команду на пикирование, и вновь не добившись желаемого результата, командир экипажа доложил о ситуации на борт обеспечивающего самолёта (на котором находился командир полка) и запросил дальнейших указаний. Получив приказ, проследить за ракетой и убедиться в её падении в океан по выработке топлива, Ту-16 произвёл маневр вслед за удаляющейся ПРК (которая к тому моменту уже достигла скорости 2М).
Наблюдавший за стрельбами крейсер тем временем углубился в воды, обозначенные как потенциально опасные на время проведения учений, непрерывно ведя радиотехническую разведку (РТР) и периодически уточняя положение ракетоносцев. Так как непрерывного кругового обзора воздушного пространства не велось из-за опасений внесения искажений в записи средств РТР мощным бортовым радиолокатором, о нештатной ситуации узнали не сразу. Во время очередного уточнения координат Т-16, было установлено, что ракетоносец совершает правый разворот и уже почти лёг на обратный курс. Быстрый поиск выявил скоростную высотную цель, идущую по странной траектории со стороны полигона, но пока потенциально не угрожающую крейсеру. Сопоставление полученной информации привело командование крейсера к выводу о наличии у русских беглой ракеты («loose missile»). На мостике происходит быстрое совещание и вырабатывается решение продолжить тщательное слежение за действиями ракетоносца. Уточнение параметров движения ракеты показало, что она пройдёт в стороне от крейсера, без входа в десятимильную «зону безопасности», в связи с чем, статус угрожающей цели ей не присваивался.
Х-12 продолжая полёт, вышла в итоге за пределы полигона и, подчиняясь программе, вела самостоятельный поиск цели, так как сигналов наведения с носителя не поступало. Пройдя более 200 километров, ракета захватила оказавшуюся на краю сектора обзора одиночную цель, которой и оказался CGN-25 «Бэйнбридж», после чего перешла в режим самонаведения.
Обнаружив радиолокационное излучение, исходящее предположительно от ракеты, крейсер немедленно взял её на сопровождение. Спустя несколько секунд оператор РЛС сообщил командиру, что цель изменила курс и теперь движется точно на перехват, операторы средств РТР[6] подтверждают факт работы ГСН ПКР в режиме самонаведения. На крейсере была объявлена боевая тревога, и предприняты меры по уклонению – ход поднят до полного и изменён курс корабля. Ввиду малого времени, остававшегося до удара, крейсер не успел пустить в ход ракетное вооружение, ограничив противодействие постановкой облака дипольных отражателей и открытием огня из зенитных орудий.
В 13:55 местного времени ракета Х-12 ударила в носовую оконечность крейсера под острым углом, перед пусковой установкой ЗУР «Терьер». Сработавшая с установленным замедлением боевая часть произвела огромные разрушения, вспучив палубу бака и проломив изнутри оба борта, образовав сквозную пробоину выше ватерлинии. Один из двигателей продолжая свой путь по инерции, пробил несколько водонепроницаемых переборок и застрял глубоко в недрах крейсера. Второй двигатель вышел через подводную часть противоположного борта, образовав длинную подводную пробоину с рваными, вывернутыми наружу краями.
Возникший в результате взрыва пожар погребов боезапаса носовой установки ЗРК «Терьер» вызвал дополнительные разрушения, а так же отрезал 11 оставшихся в живых матросов, находившихся в носовой части корабля от остального экипажа. Сильные сотрясения привели к аварийному глушению обоих реакторов, что значительно усложнило борьбу за живучесть корабля. Мощности водоотливных машин не хватало для контроля затоплений, и нос крейсера медленно погружался в воду. Аварийным партиям, часто работавшим в полной темноте, более получаса не удавалось взять под контроль огонь, охвативший магазин зенитных ракет и не дававший приступить к заделке пробоин. Во время одной из попыток добраться до подводной пробоины с целью оценки повреждений, аварийная партия оказалась в узком проходе перед проломом в правом борту, когда очередной взрыв боевой части «Терьера» пробил переборку и выбросил вспыхнувший твёрдотопливный ускоритель зенитной ракеты в коридор. Глав. старшина Бернард Каррингтон[7] сумел вытолкнуть объятый пламенем бустер за борт, ценой своей жизни предотвратив гибель подчинённых и дальнейшее распространение пожара. Его тело так и не было найдено, как и останки семи других погибших моряков. В общей сложности в результате взрыва и последовавшего пожара погибли 27 моряков, и двое утонули. 11 членов экипажа остававшихся в носовой части спасаясь от огня, выбросились за борт. Девятеро из них были подняты с воды советским спасательным вертолётом и доставлены на борт американского эсминца.

На фоне наметившегося потепления отношений обе стороны не стремились предавать случившееся широкой огласке. Хотя первые часы после инцидента были крайне напряженными, и состоялся третий по счёту сеанс прямой связи между Москвой и Вашингтоном, СССР и США удалось найти взаимопонимание и даже сотрудничать во время развёрнутой спасательной операции. Контактировавшие непосредственно американские моряки и советские лётчики палубной авиации (экипажи спасательных вертолётов) впоследствии вспоминали, что, не смотря на серьёзность потерь, они не встречали даже намёков на агрессию с противоположной стороны. Американские военные запомнились как собранные и высокопрофессиональные, но принимавшие постороннюю помощь с благодарностью, что шло вразрез с образом потенциального противника. Так же и советских лётчиков спасённые моряки запомнили скорее как ангелов-хранителей, явившихся с неба, когда надежды на спасение уже не было, но вовсе не кровожадными маньяками, сошедшими с пропагандистских плакатов 60-х годов.
Все события по обоюдной договорённости сторон были засекречены на 25 лет, и с участников взяты подписки о неразглашении. Для большинства советских граждан весной 1977 года не произошло вообще никаких значимых событий, кроме освещавшихся в прессе самих учений «Океан», американские же налогоплательщики могли узнать, если сильно интересовались, только о «пожаре, произошедшем на крейсере «Бэйнбридж» во время несения службы в Тихом Океане». Детали инцидента семьям погибших не оглашались. Причины столь плачевного вида вставшего в док на долгий ремонт CGN-25 и недовольства Партии уровнем подготовки МРА ТОФ остались достоянием только узкого круга посвященных на долгие четверть века.





Ракетоносец Ту-16К-12 с ракетой Х-12С и атомный ракетный крейсер CGN-25 «Бейнбридж».

Война в Арктике! (37 фото)

Оригинал взят у kartam47 в Война в Арктике! (37 фото)
Немецкая аэрофотосъемка советских аэродромов вдоль Кольского залива. Видны обозначения: 1 — аэродром «Варламово I», 2 — аэродром «Варламово II», 3 — аэродром «Варламово III», 4 — гидроаэродром у губы Грязная, 5 — аэродром «Арктика», 6 — аэродром «Кола — Юг», 7 — аэродром «Мурмаши», 8 — электростанция «Мурмаши».

aerodromi_zapolyarya_nem_aerofoto1943.dxe71je06jso44o0s8o4gsk4c.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th
Collapse )

Война в Атлантике!! Кригсмарине! Фото побед и поражений!

Оригинал взят у kartam47 в Война в Атлантике!! Кригсмарине! Фото побед и поражений!

В этой подборке документальные фото войны немецких субмарин против флота союзников! Подробнее о составе и действиях Кригсмарине прочтите здесь!


Вице-адмирал Кригсмарине Карл Дениц пожимает руку немецкому матросу во время награждения.


Война на западных морях
Collapse )
и новый друг

Лисандр.

Лисандр (? — 395 до н.э.).


Биография.
ЛисандрИстория не сохранила для потомков сведений о начале жизни одного из самых знаменитых полководцев и флотоводцев Древней Греции. Думается, что он прошёл обычный для спартанского гражданина путь воина, начав его с самых азов. Вне всякого сомнения, был участником всех войн, которые вела Спарта при его жизни. Выдвинуться на высшие командные посты в спартанской армии и на флоте можно было только благодаря большому военному дарованию и личной храбрости.


Collapse )
2013.Апрель.

"ЛАЗЕРНЫЙ ПРИЦЕЛ" АРХИМЕДА.

Фото -
Великий ученый древности Архимед, живший за два столетия до Рождества Христова, до сих пор восхищает мир своей мудростью и прозорливостью. Греческий ученый, которому принадлежит знаменитое восклицание "Эврика!", открывший основополагающие законы физики, построивший небесный глобус для астрономических наблюдений, впервые измеривший диаметр Солнца и вычисливший окружность Земли, сформулировавший закон гидростатики, заложивший основы математики и алгебры, а также сделавший массу остроумных изобретений, известен каждому.
Collapse )