Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

  • prajt

Последняя любовь великого физика

В 1935 году администрация Принстонского университета, где с 1933 года работал Эйнштейн, решила заказать скульптурный портрет своего великого сотрудника у знаменитого русского скульптора Сергея Коненкова. Более чем 20-летний период его жизни в США полон загадок и парадоксов. Действительный член Российской императорской академии художеств Коненков, один из самых дорогих художников России, принял Октябрьскую революцию с энтузиазмом. Еще в 1905 году он участвовал в революционных событиях, закупив браунинги для боевой рабочей дружины.

Марнарита Коненкова и Альберт Энштейн

Collapse )
маршал

Турецкий гамбит в стране пирамид

Редко я рекомендую ТАК настойчиво.

Конечно, Алексей Волынец не просто мой друг, но и всем аристократам духа и так отлично известный историк, учёный китаевед, великолепный публицист, в допотопные годы главред «Лимонки» и автор моей обожаемой «операции Ы» в ней.

Приятный человек, умный мужик, классный парень. И все его знают. И все и так читают.

Но вот первая часть из серии статей. А я смог прочесть уже всю серию (журнал Фицрой решил публиковать частями). Это просто экстаз. «Какая глубина! Какая смелость и какая стройность!».

Невероятно интересные и точные научные исторические факты на очень интересную и малозвестную тему, описанные человеком с безупречным чувством юмора и великолепно владеющим русским языком.

Наслаждайтесь.

Вот:

Collapse )

Разоблачая мифы. Была ли Россия до 1917 года отсталой? Посмотрим на примере российских ученых...

Пора покончить с одним из самых устойчивых мифов в общественном сознании - об отсталой России, которая до революции 1917 года ходила в лаптях, знала лишь соху,а потом пришел Сталин, и оставил ее после себя с ядерной бомбой. Все эти представления не имеют ничего общего с реальностью: до прихода к власти большевиков Россия была страной, где бурно строились железные дороги, летали самолеты, изобреталось телевидение и радио, появлялись могучие корабли - от ледоколов до линкоров. Развивалась и крепла армия, вокруг морских городов возникали огромные неприступные форты, по стране везде возникали новые производства, росло сельское хозяйство (в Первую Мировую войну Россия единственная не вводила продуктовые карточки, обеспечивая себя продовольствием, да еще вывозя его излишки в другие страны)

Миф про отсталую Россию нужен был только для того, чтоб смотрелась получше разоренная новой властью страна, которую отбросили в развитии далеко назад. И чтоб ее научно-технические достижения, полностью основанные на том, что создали в России до 1917 года - казались более значительными.

А сейчас давайте вспомним, что же принесла Россия в мировую науку. Ведь не только уровень техники важен, но и научный потенциал - именно это показывает, может ли быть страна среди лидеров. Я кратко расскажу про нескольких выдающихся российских ученых, которые внесли очень большой вклад в мировую науку.


Collapse )
paganini

Любителям конспирологии посвящается

В 2004 году в санкт-петербургском филиале издательства «Наука» вышла книга под названием «Что думают ученые о ‛Велесовой книге’» в редакции известного лингвиста О. В. Творогова. Три четверти сборника посвящены тому, как А. И Сулакадзев и Ю. П. Миролюбов подделывали «Велесову книгу». Фамилия Сулакадзев упомянута в тексте сборника 242 раза, Миролюбов — 306 раз.

В настоящее время уже понятно, что А. И. Сулакадзев фальсификатором быть не мог, поскольку в
‛Велесовой книге’ излагаются подробности, ставшие известными науке значительно позже его смерти:

https://trueview.livejournal.com/207088.html
https://trueview.livejournal.com/195000.html
https://trueview.livejournal.com/99116.html

Качество доказательств даже самых известных лингвистов находится на крайне низком уровне:

https://trueview.livejournal.com/200693.html
https://trueview.livejournal.com/95526.html
https://trueview.livejournal.com/102587.html

В настоящее время Россия — страна № 1 в мире по числу объявленных подделок. Их больше, чем во всем остальном мире. Не пора ли положить конец всему этому конспирологическому сумасшествию?

Сможете опровергнуть мои аргументы?
Пробуйте, пытайтесь! Полагаю, в случае с Сулакадзевым вам это не удастся!

Опровергать все доводы сторонников фальсификации ‛Велесовой книги’ долго и бесперспективно. Потому я ищу серьезные противоречия, которых достаточно для тех, кто еще не болен конспирологией и дружит с логикой. Все доказательство может уместиться на десятке страниц и это красиво. Зачем сочинять целые тома, наполненные водой, а не содержанием?

Настоящий ученый обязан сам и нейтрально проверять все гипотезы, а не похваляться профессионализмом, повторяя заученные мантры за авторитетами, которые тоже могут ошибаться. Цель науки — поиск истины!

«Истина существует... Но она скрыта ПРАВДОЙ».
Екишев

ОСВОБОЖДЕНИЕ. Как-то так...









Поздравляем Юрия Анатольевича Екишева с освобождением!





3 1002

Поздравляем Юрия Анатольевича Екишева с освобождением!

Народный лидер на свободе!

От всей души поздравляем Юрия Анатольевича Екишева - с освобождением от олигархо-режимного преследования. Здоровья, а мужества Вам Юрий Анатольевич не занимать. Мы счастливы, что вы на свободе, спасибо Вам, что Вы есть.

Collapse )

Екишев

РОБОТ ВЕРТЕР, или ПРАВИЛО ПЯТИ РУКОПОЖАТИЙ

Есть такая теория (как и все остальные – существующая лишь на бумаге, недоказанная), что мы с любым другим человеком на Земле разделены не более чем пятью уровнями общих знакомых (и, соответственно, шестью уровнями связей). Но что это за связи? Обычно какие-то знакомства… Которые мало отражаются на жизни человека – но приносят лишь некое ощущение причастности к чему-то, чем занимаются другие, другая сила… Ведь обычно хочется быть кем-то больше, чем ты есть… Психология… Точнее, устройство человеческой души…

Как отцу-Карамазову, хотелось «хоть маленькаго безсмертiя, хоть малюсенькаго»… Зачем? Наверное – от ощущения близкой пропасти… Скорого исчезновения… Западный человек сказал бы – экзистенции… Русский – напротив, махнул рукой – «все там будем»…

Тюремная камера. Идет телепередача – куда ни кинь – выборы эти несчастные… Возможно, из-за них-то тебя, да и остальных «особо одаренных», здесь держат… Чтоб все прошло у них спокойно, гладко, без эксцессов… Потом еще чемпионат мира на носу – тоже «событие»…. В советские времена высылали к Олимпиаде или молодежному фестивалю – за 101 километр… А тут – на тебе, мера социальной «заботы»… Ну не перевоспитывать же нас они тут собрались…

На экране Зорькин (как сегодня, опять)… Говорит какую-то ересь… Что нет у нас никакого правового государства… Только никто его не слушает… Иначе бы сразу встал вопрос – если правового государства нет – что мы тут все делаем? Пусть объяснить хоть кто-нибудь вразумительно, честно, пусть в глаза скажут – ребят, вы нам мешаете, находясь на воле… Мы бы поняли, или поспорили…
Collapse )

vlast

Не имеет будущего страна, которая тратит на футбол больше, чем на науку

Оригинал взят у rustream в Не имеет будущего страна, которая тратит на футбол больше, чем на науку
Не имеет будущего страна, которая тратит на футбол и тротуарную плитку в десять раз больше, чем на фундаментальную науку.


кепка
  • redshon

Умер Дандамаев

Оригинал взят у banshur69 в Умер Дандамаев
Сегодня, не дожив нескольких дней до 89-летия, скончался Мухаммад Абдулкадырович Дандамаев. По роду занятий он был иранист и ассириолог, по званиям - член-корреспондент РАН и главный научный сотрудник Института восточных рукописей.
Дандамаев прожил исключительно трудную жизнь. Я бы сказал, что его существование в петербургской науке было сопряжено со множеством проблем. Во-первых, он происходил из дальнего аула в Дагестане и всю жизнь говорил по-русски с сильным акцентом, доклады давались ему с трудом, а читать лекции он даже не рисковал. Его русскоязычные статьи написаны очень ясным и простым языком, в них нет стилистических блесток и ассоциаций. И это, конечно, связано с неуверенностью в русском. Когда же пришла пора писать по-английски, то статьи он всегда давал на вычитку, а его монографии переводили другие люди. И вот, имея барьер даже в области русского языка, который не был для него родным, Дандамаев с невероятной скоростью выучивает языки древнего мира. Можно только догадываться, каких усилий ему это стоило и какова была степень его упорства в освоении столь трудного материала. Во-вторых, в острой конфликтной ситуации 1960-х Дандамаеву удалось невероятное - пройти по канату между своим учителем Струве и молодым оппонентом Струве И.М.Дьяконовым. В результате нейтралитета статус Дандамаева остался непоколебленным и даже возрос. Дандамаев занял сильную позицию в парторганизации Института востоковедения и всю жизнь оставался ортодоксальным коммунистом, не понимая, что такая позиция в 70-е и тем более 80-е годы делает его фигуру комичной. Статьи типа дандамаевской передовицы в ВДИ "Историки древнего Востока к XXVI съезду КПСС" в 1981 г. давно уже никто не писал. И уже в горбачевское время следствием таких взглядов было ослабление авторитета ученого в глазах молодых коллег. Однако с Дандамаевым такого не произошло: несмотря на его старомодную верность большевизму, он не перешел в своих научных исследованиях на идеологические позиции. Даже теория Струве о рабовладельческой формации на древнем Востоке пошла ему на пользу. Можно сказать, что если кто-то и извлек из этой теории максимальный позитивный смысл, то это был именно Дандамаев, занявшийся изучением рабства в Вавилонии и пришедший к иным, совершенно внеструвистским выводам относительно этого социального феномена.
В-третьих, Дандамаев не оставил прямых учеников, поскольку ни одного своего аспиранта он не довел до защиты, а студентам не преподавал. И это также осложняло его существование в петербургской научной среде.
Несмотря на все указанные и многие еще неуказанные сложности своей жизни, Дандамаев стал уникальным специалистом, о вкладе которого нужно сказать несколько слов. Первое и главное заключается в том, что труды Дандамаева всегда находились на границе нескольких научных специальностей (в этом их можно сравнить с трудами Н.В.Пигулевской в медиевистике). Дандамаев не был в строгом смысле слова ни иранистом (знал только древнеперсидский), ни ассириологом (знал только аккадский). Но он был историком Ойкумены в VII-V вв. до н.э., охватывая весь комплекс и античных, и древневосточных источников. За пределы этой огромной области он никогда не выходил. Например, эллинизмом или, напротив, ранней древностью он не занимался. Но все, что было написано за три века по вопросам политической и хозяйственной деятельности Ойкумены, было им изучено. Сюда входили и архивы поздней Ассирии, и документы Нововавилонского царства, и надписи на рельефах Персидской империи.
Во-вторых, вслед за А. Лео Оппенхеймом Дандамаев стал создателем новой научной специализации - изучения частных архивов Нововавилонского времени. Он был именно вторым в этом деле, что в масштабе мировой науки весьма почетно, но вместе с тем и ответственно: первые и вторые чаще ошибаются. Стать вторым ему помогла уникальная способность быстро распознавать клинописные знаки и бегло читать автографии табличек. Дандамаев работал как счетно-вычислительная машина. Его ум отличался невероятной быстротой точного распознавания символов. Поэтому он мог то, что не давалось десяткам других: читать неизданные в траслитерации хозяйственные тексты целыми томами за очень короткий срок, а затем быстро делать на основе своих прочтений картотеку. Именно таков метод "Рабства в Вавилонии" и "Вавилонских писцов". Это книги-картотеки, причем максимально полные для своей эпохи.
В-третьих, Дандамаев не просто расписывал материал по карточкам. Он получил новую картину древневосточного общества. Оказывается, в VII-V вв. до н.э. в Месопотамии существовало понятие гражданского общества, рабы были богаче хозяев и опекали их после освобождения, образовывались самоуправляющиеся национальные кварталы, развивались банки и торговые дома, процветала вычислительная астрономия и геометрия. После Дандамаева нельзя судить об этом времени с позиций исследователей старовавилонского права или шумерских царских хозяйств. Он открыл даже не новую картину общества, а целый новый мир, который оказался встроенным в общую картину развития ближневосточно-греческой цивилизации. Отсюда понятно, что учениками Дандамаева потенциально оказываются все, кто занимается этой эпохой и этими странами.
Мухаммад Абдулкадырович был очень скромным человеком. Он награжден Государственной премией СССР, принят в Академию наук, был членом иностранных академий. Но все эти лавры никак не отражались на его человеческих качествах. Он готов был защитить несправедливо обиженных и был известен как человек чести. Как все скромные люди, он не будет известен будущему в своем облике, поскольку им никогда не интересовалось телевидение, и даже современные средства видеозаписи обошли его стороной. Но его книги ждет долгая и счастливая судьба. Они будут нужны всем, кто хочет разобраться в истории того человечества, которое породило и Навуходоносора, и библейско-греческий ответ на него.

В.В.Емельянов

http://www.orientalstudies.ru/rus/index.php?option=com_content&task=view&id=5564&Itemid=48







 

abram

Дмитрий Новокшонов — «Речь против языка». Рецензия В. Отяковского

Оригинал взят у fudao в Дмитрий Новокшонов — «Речь против языка». Рецензия В. Отяковского
Дмитрий Новокшонов. Речь против языка. — М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2016. — 304 с.



Академический троллинг — далеко не самый распространенный жанр в науке. Обычно его представители выглядят как перегруженные терминами пародии, юмор которых доступен единицам (тем, против кого троллинг направлен). Книга Дмитрия Новокшонова «Речь против языка» совсем иная: это троллинг «толстый», написанный прекрасным русским языком, доступным каждому. Филолог-классик, журналист, бывший электрик и гроза «Живого Журнала» (redshon) создал удивительный трактат, единственное артикулируемое ощущение от которого — оторопь. Автор атакует тот язык, в котором существует современная гуманитарная наука. Главный объект его критики — бесконечные нарративные дискурсопорождающие метааналитические методики и прочие конструкты, затуманивающие главное назначение науки (и речи вообще) — быть ясной. Страсть автора к истории и этимологии дарит ему блестящую базу для нанесения атак в самые болезненные точки, а внушительный научный аппарат (примерно пятая часть книги) выстраивает линию обороны. «Речь против языка» — из тех книг, которые вызывают самые активные размышления после прочтения, и главная ее ценность именно в проверке ваших жизненных и языковых представлений на прочность.

Валерий Отяковский. Дата публикации: 29 июня 2017